Воронеж пасмурно +10°
USD
90.25
EUR
97.88
Предложить новость
Прямой эфир

Воронежский реставратор: «С одной иконы приходилось снимать до 7 слоев краски»

07:03 09.04.2024
14 мин
0
5545
Автор фото: Виталий ГАРКУША

Квартира реставратора икон Валерии Высоцкой способна вернуть в детство, проведённое в деревне у бабушки. Старые советские шифоньеры, деревянные лакированные стулья и иконы, занимающие большую часть жилплощади. Их настолько много, что страшно перемещаться, так как боишься ненароком задеть одну из них. Из элементов современности – ноутбук, скромно лежащий среди многочисленных кистей, ножниц и других профессиональных инструментов.

Семейное дело

О выборе профессии Валерии задумываться не приходилось. В династии торговцев антиквариатом, оценщиков и реставраторов другого варианта быть не могло. Иконы в доме были почти всегда, поэтому уже с 15 лет юная Лера восстанавливала образа и «отвечала головой» за качество своей работы.

– Первые 10 лет страх совершить ошибку был регулярным. Исправить оплошность, конечно, можно, но это стоит больших затрат, как временных, так и финансовых, – признаётся Валерия. – Реставратор всегда должен осознавать ценность иконы, которую он берёт в руки.

Чтобы быть профессионалом, одних стараний мало. Необходимо получить качественное образование, и, по словам Валерии, желательно не одно. Именно поэтому сначала она освоила архитектурную специальность, а позже выучилась на реставратора в мастерских Русского музея в Санкт-Петербурге. Помимо богословской литературы, ей приходилось осваивать древоведенье, климатологию и неорганическую химию, на которой строится большая часть работы.

Этапы реставрации

Восстановление иконы может занять от недели до нескольких лет – всё зависит от состояния, в котором она находится.

– Иконы часто попадают ко мне «больными». Много лет они находятся в сырых местах, которые разрушают дерево и изображение на нём, – рассказывает Валерия. – Чтобы их отреставрировать, необходимо преодолеть несколько этапов.

В первую очередь икона осматривается на цельность. От этого зависит, нужно ли будет
её пропитывать специальным веществом или нет. Затем идёт оценка поверхностного слоя грязи, очистить который поможет растворитель, подобранный индивидуально под каждую работу. В противном случае изображение может пострадать. Далее в ход идёт ещё один индивидуальный материал, способный расправить мелкие трещинки. И только после этого можно приступать к художественной части. Но и здесь всё не так просто. Краски нужно подобрать так, чтобы они не только передали идеальный оттенок, но и перекрыли все неровности.

Требований к реставрационным материалам немного, но все они довольно жёсткие. На первом месте в этом списке стоит обратимость. Любой нанесённый состав должен сниматься без дополнительных усилий. Далее идёт светостойкость и сразу после – химическая прочность, защищающая иконы от выцветания примерно на 50 лет.

Работа над ошибками

В среднем затраты на реставрацию варьируются от 10 до 500 тысяч рублей. Такие цены объясняются дороговизной материалов. К примеру, сейчас 5 мл профессиональной краски, сделанной в Японии, обходится приблизительно в 7 тысяч рублей. Пользоваться такой краской можно около трёх лет – со временем она начинает испаряться и засыхать.

– На реставрацию иконы Святителя Николая Чудотворца (рубеж XVI-XVII веков) в 2000 году понадобилось около 20 тысяч евро (около 500 тысяч рублей), – вспоминает Валерия. – Изображение было размером с человека среднего роста, мне пришлось снимать с него примерно 7-8 слоёв записи. На полное восстановление потребовался год.

Несмотря на то, что затраты на реставрацию бывают огромными, труд мастера оплачивается достаточно скромно. Именно поэтому ученики Валерии Высоцкой (она преподаёт в иконописной школе при Покровском соборе и в собственной небольшой школе) зачастую перегорают к такому сложному, но, увы, не прибыльному делу. Однако наша героиня не отчаивается и продолжает передавать свой опыт и знания другим, так как заинтересована в том, чтобы у неё было как можно больше коллег.

– Если говорить о профессиональных реставраторах, то сейчас в Воронеже их два. Я и бывший директор музея имени Крамского Ольга Рябчикова, – рассказывает Валерия. – В остальных случаях мы, к сожалению, имеем дело с «самоделами», восстанавливать иконы после их работы гораздо сложнее и дороже.

Каждая четвёртая икона, которая оказывается в заботливых руках Валерии, является работой самопровозглашённого «реставратора». Они, как правило, «рисуют» сверху старого слоя краски и не чистят дерево от грязи и личинок, из-за чего икона начинает «болеть».

Обратная связь

Одной из своих самых запоминающихся реставрационных работ Валерия считает семиярусный иконостас 1905 года, находящийся в Знаменском кафедральном соборе Борисоглебска.

– Иконостас был создан на купеческие деньги, что сразу видно по уникальной резьбе, сохранившейся и до наших лет, – вспоминает мастер. – Работа в соборе длилась около 5 лет, начали мы её с самого верха – иконы Сафаофа, которая была выше меня ростом. Такой масштаб, конечно, впечатляет.

Иконы попадают к Валерии со всей страны и всегда по-разному, но чаще всего их приносят неравнодушные сельские бабушки, которые забирают образа из старых, развалившихся домов и церквей. Одна из таких икон – Успенье Божией Матери – находится на реставрации прямо сейчас. Располагается она в отдельной комнате, оборудованной под сушильню. Там находятся специальные шкафы, для которых чётко налажена температура: иконы не любят ни жару, ни сырость.

– Успенье Божией Матери мне принесли бабушки из деревни Тюковка, что неподалёку от Борисоглебска. Её так часто мыли, что изображение почти исчезло, – поясняет Валерия. – Но уж очень они ей дорожат.

Несмотря на то, что иконы ни в коем случае нельзя мочить и подставлять под прямые солнечные лучи, Валерия на сельских жителей не сердится. Наоборот, она с любовью рассказывает о них и собирается вернуть им отреставрированную икону бесплатно.

– В реставрации для меня есть два завораживающих момента, – делится Валерия. – Первый начинается тогда, когда я знакомлюсь с иконой, беру её в руки и понимаю, какое передо мной величие. А второй – когда получаю фотографии от людей, у которых дома висит «моя» икона. Они радуются и молятся, а это очень важно для человека.

Иконопись и японские комиксы

Помимо реставрации, Валерия занимается написанием икон. Говорит, ей по душе академическая классика XIX века.

– Чтобы писать иконы, нужно быть христианином, – считает Валерия. – Сам процесс очень медитативный и молебленный – если не погрузиться в него полностью, достойного результата не будет.

Одним из самых сложных аспектов иконописи Валерия считает каллиграфию, которой продолжает учиться до сих пор, несмотря на свой 40-летний стаж работы. Чтобы надпись получилась красивой и ровной, необходимо правильно задержать дыхание, стать в удобную позу, взять кисточку в нужном месте и только тогда постепенно начать двигаться.

А ещё у Валерии есть хобби, но весьма необычное – она рисует японские комиксы мангу.

– Впервые я увидела аниме в 1969 году. Для советского ребёнка это было что-то невообразимое, но, увы, оно достаточно быстро пропало с экранов. Но когда появился интернет, я вновь встретила яркие картинки из детства, – вспоминает мастер. – Так я в полной мере открыла для себя аниме и мангу. И тут меня уже было не остановить. Я достаточно быстро нашла преподавателя японского, выучила язык. И спустя время мы с мужем и сыном оправились в Японию. В Токио я жила наездами – основная работа была в нашем городе. А сын там окончил школу. Окончательно мы вернулись в Воронеж перед пандемией коронавируса. Первые 20 лет я смотрела и переводила всё, что видела. Сейчас стала гораздо избирательнее, но японскую культуру люблю по-прежнему сильно.

Эллада ДУРНАКОВА

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами общения на сайте tv-gubernia.ru. Чтобы отслеживать ответы и реакции пользователей на ваши комментарии, необходимо авторизоваться.

Самое читаемое

Читайте также

Все новости

Последние комментарии

page load time: 0,39666986465454