Воронеж ясно +11°
USD
93.44
EUR
99.73
Предложить новость
Прямой эфир

Худрук Воронежского драмтеатра рассказал о премьерах и спектаклях-долгожителях

09:28 23.12.2023
10 мин
0
18662
Фото: Виталий ГАРКУША

– Владимир Сергеевич, театр всегда находится в поиске нового героя. Что помогает этому процессу?

– Пару недель назад в театре завершилось наше традиционное мероприятие – творческая лаборатория СИТО#7. В этот раз молодые режиссёры-мужчины работали с современной женской драматургией. Вместе с нашими артистами они подготовили эскизы трёх пьес: «Мама, я – блогер» Александры Стрижевской, «Самый одинокий кит на свете» Ирины Максимовой и «Жалкие» Елены Ергулёвой. Проделали очень интересную работу, и, возможно, одна из этих пьес войдёт в репертуар театра.

– Женской драматургии становится всё больше. С чем это связано?

– Думаю, это веяние времени. Сегодня и в драматургии, и в сценографии лидируют женщины. Возможно, мужчины уходят туда, где есть деньги, стабильность. Уходят в добытчики. А драматургия – это ведь такая вышивка у домашнего камелька. Игра воображения, фантазии. Здесь не может быть конкретной сиюминутной добычи.

– Может ли современная драматургия говорить со зрителем на понятном ему языке?

– Конечно, может. На нашей малой сцене идут спектакли «С училища» Андрея Иванова, «Метель» Василия Сигарева, «Серёжа очень тупой» Дмитрия Данилова. Театр не просто обязан, а я бы так сказал – театру нравится говорить языком современных проблем.

– В то же время мы видим постоянное обращение к Островскому, Пушкину… Что это значит?

– То, что мне как режиссёру интересна классика, которая вне времени. В прошлом году у нас вышел спектакль «На всякого мудреца довольно простоты» Островского, в этом году я поставил «Маленькие трагедии» Пушкина и сделал это с удовольствием. В спектакле пушкинский текст дополнен произведениями о Фаусте Кристофера Марло и Иоганна Вольфганга Гёте. Получилось то, что я назвал «Фаустианой» и превратил в исследование вечной проблемы соотношения добра и зла. Если хотите, в исследование смысла жизни через изучение пороков, в которых человек живёт и которые с трудом побеждает. Да и побеждает ли вообще? Очень тёмное, страшное произведение написал Пушкин. Там света нет.

– То есть, это его разочарование в человеке?

– Нет, не разочарование. Согласно второму закону термодинамики, мир органически движется к хаосу. Люди же пытаются ему противостоять, гармонизируя свою жизнь, приводя её в порядок. Идёт непрекращающаяся борьба. Но есть ли у человечества шанс выжить? Способно ли оно обуздать свои страсти? Могут ли люди уйти от желания уничтожать то, что им мешает? Об этом и спектакль …

– Вы использовали интересный приём – сделали микс из пушкинских пьес и не известных широкой публике произведений немецкого и английского классиков. Как это получилось?

– Мне кажется, довольно органично. Такие процессы возникают спонтанно. Они не запрограммированы, никем не навязаны и, очевидно, происходят не ради какой-то финансовой выгоды. Подобный приём я приветствую и у других постановщиков. Это ведь очень интересно, когда люди ищут новое, пробуют. Возможно, что-то из таких находок останется, а что-то уйдёт. В XIX веке был чрезвычайно популярный писатель Михаил Загоскин, а сегодня нам это имя знакомо лишь благодаря упоминанию его в пьесе Гоголя «Ревизор». В искусстве много явлений, которые всплёскиваются, выпадают в осадок и уходят. Возможно, становятся основой для чего-то другого.

– Есть ли в репертуаре театра драмы спектакли-долгожители?

– Есть и всегда были. В этом году мы, например, вынуждены были проститься с чеховской «Чайкой». Ушёл из театра в поисках себя артист Антон Тимофеев – исполнитель роли Тригорина, и всё, закончилась история спектакля, который шёл на нашей сцене 10 лет и был сыгран 100 раз. В среднем спектакли живут 5-6 лет, а какие-то и меньше.

– Потому что уходят артисты?

– По разным причинам. Ещё из-за того, что падает зрительский интерес. А порой даже из-за отсутствия места для хранения декораций. У нас, например, нет возможности для этого, и театр вынужден арендовать помещения. В то же время по нашему прежнему адресу – на Театральной, 17 (сейчас там находится концертный зал) пустует огромное пространство. Есть большая проблема – оно подвального типа и совершенно не приспособлено для эксплуатации, там нет отопления, туда не проведены коммуникации. Мы понимаем, что для всего перечисленного необходимы серьёзные финансовые средства. А их нет. Поэтому вынуждены были отказаться от изготовления декораций внутри театра – здесь это невозможно.

– От чего ещё театр отказался?

– В идеале нам нельзя ни от чего отказываться. Всё может пригодиться. Ведь никто не знает дальнейших путей развития театрального дела. Возможно, всё будет в привычном виде. А, возможно, нас ждут голографические декорации с искусственными людьми на сцене.

– Зачем тогда зрителям живое театральное искусство?

– Всё-таки у меня есть ощущение, что живой театр, живой артист, живое дыхание зала – они сохранятся. В этом меня убедила пандемия. Я опасался, что после её окончания, после двух лет всех этих запретов народ в театр не пойдёт. Многим было элементарно страшно: ну чего я куда-то пойду, а вдруг заражусь? Сейчас наблюдаю волну интереса к театру. Анализируя ситуацию, делаю вывод: человек – социальное существо. Что бы ни говорили, ему важно оказаться среди других людей, обмениваться эмоциями, вместе смеяться, плакать, ужасаться, задумываться, испытывать катарсис, если повезёт.

– А как же довольно популярная установка – мы не хотим, чтобы нас грузили серьёзными темами?

– Есть и такое. Мне доводилось слышать: «У нас в жизни столько проблем. Хочется прийти и отдохнуть, выпить в антракте шампанского». Знаете, лично мне как художнику хочется говорить о проблемах, потрясениях, потому что всё остальное – это обслуживание зрителя. Но мне нравится заниматься разным театром, сохраняя баланс между серьёзным разговором и развлечением. Да, я стараюсь это делать интересно, ярко, чтоб действительно доставить зрителям удовольствие.

– Над чем в ближайшее время театр драмы предложит зрителям посмеяться и поразмышлять?

– 29 декабря покажем новогоднюю премьеру – спектакль «Не скажу» по произведению современного автора Александра Цыпкина. Это милая комедия с новогодним подтекстом. На 2024 год у нас большие планы. Готовятся к постановке комедия Эдмона Ростана «Романтики», а также трагическая комедия Фридриха Дюрренматта «Визит дамы». Сделаем любителям классики большой подарок – спектакль «Мир Гоголя». Он будет разбит на две части: условный Гоголь сельский (по рассказам «Панночка», «Старосветские помещики») и Гоголь городской («Нос», «Шинель»). Ещё буду ставить «Три сестры» Чехова. Для Малой сцены подготовим что-то из материала СИТО# 7.  

Наталья СТОЛПОВСКАЯ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами общения на сайте tv-gubernia.ru. Чтобы отслеживать ответы и реакции пользователей на ваши комментарии, необходимо авторизоваться.

Самое читаемое

Читайте также

Все новости

Последние комментарии

page load time: 0,31986904144287