Воронежский художник Евгений Щеглов: «В портретах есть что-то мистическое»

10:02 03.02.2024
10 мин
0
3843
Известный воронежский портретист – о тайнах творчества, идеальных моделях и опыте психолога
Автор фото: Виталий ГАРКУША, Наталья КОНЬШИНА

В музее им. И.Н. Крамского открылась выставка Заслуженного художника РФ Евгения Щеглова (0+). 35 работ — 35 образов наших современников и не только их. О том, что привело его в мир творчества, почему выбор пал на жанр портрета и в чём его мистическая сила, Евгений Щеглов рассказал в интервью TV Губернии.

– Евгений Дмитриевич, вы считаете своей малой родиной рабочие окраины Воронежа, точнее – Машмет. Как получилось, что в вашу душу проник интерес к искусству?

– В 70-е годы я, как и большинство советских мальчишек, мечтал стать военным, точнее –военным лётчиком. Мамин брат окончил Борисоглебское лётное училище и был для меня примером. Тем более рядом с домом находился аэродром, с которого регулярно взлетали самолёты. Во втором классе я записался в бассейн. Дозанимался там до взрослого разряда. Но после того как мой ровесник получил во время прыжка в воду серьёзную травму, оставил эти занятия. И тогда мама, чтобы, вероятно, отвлечь от улицы, отвела меня в детскую изостудию.

– До этого был опыт рисования?

– Я рано увлёкся рисованием. Всё детство за мной тянулось прозвище «Женька-художник». И как только я переступил порог изостудии и вдохнул её запах, в доли секунды определился со своим будущим. Вскоре поступил в Воронежскую художественную школу. У её основателя и директора Евгении Романовской поинтересовался, какие предметы необходимо изучать, чтобы стать художником. Она перечислила историю, русский язык и литературу. Понял, что физика и математика не пригодятся. Далее вместе с моим приятелем, ныне известным сербским художником Сергеем Апариным, мы дошли до абсурда: хвастались, у кого больше двоек по математике и физике. Когда мама, братья которой были радиофизиками, узнала об этом, она была в шоке. После окончания Воронежского художественного училища я поступил в Харьковский художественный институт. И уже в то время мои работы стали выставляться.

– Как так вышло, что главным жанром вы выбрали портрет?

– С детства любил рисовать лошадей и головы людей. Помню, как изобразил три человеческих профиля. Это были представители разных рас: европеоид, монголоид и негроид. Причём негр у меня получился почему-то синий. Откуда такой сюжет? Вероятно, наглядная агитация тех времён повлияла. Всю жизнь у меня какое-то непроходящее желание писать именно портреты – полагаю, их уже более 300. Хотя, случается, на отдыхе пишу пейзажные этюды.

– Есть ли среди героев ваших работ известные люди?

– Дружил с воронежским учёным, биологом Леонидом Семаго и часто писал его. Делал портреты нашего знаменитого земляка – скрипача и дирижёра Михаила Фрадина, академика, замдиректора Воронежского НИИ связи Василия Борисова, ректора медуниверситета Игоря Есауленко. Писал для книги портреты поэта Сергея Есенина.

– Каждая ли работа даётся легко?

– Бывает, изначально в голове выстраиваешь сценарий портрета. А по факту получается совсем иное. Здесь многое зависит от условий, в которых работаешь. Допустим, сейчас, в данную минуту, свет лёг красиво, и это хочется запечатлеть. Уверен, художник – не стопроцентный автор. Кроме него и модели существует кто-то третий, от которого всё зависит, – Муза, Ангел-хранитель, кому как больше нравится.

– Бывали ли сложности с этим третьим?

– Я попадал в разные ситуации. Помнится, приехал в Борисоглебск писать портрет священника, Заслуженного художника РФ Стефана Михайловича Домусчи. И тут неожиданно посреди зимы — яркие блики солнца. Полы выкрашены красной краской, от них идёт отражение, а мне для работы важен холодный рассеянный свет… Но только коснулся кистью холста, как почувствовал — вот верное движение, а вот и нужный цвет. Такой вот элемент чуда или вдохновения…

– Расскажите, как родилась ваша известная работа «Солнечный батюшка»?

– Я приехал с друзьями за компанию в старинный город Торопец и думал писать этюды. Остановились мы у местного батюшки — отца Георгия Фролова. Я попросил его мне попозировать, и он быстро согласился. Когда завершал работу, пришли женщины-прихожанки. Увидев портрет, одна из них позвала другую: «Валя, глянь, он нашего солнечного батюшку написал». Удивился, почему солнечного? Оказалось, в Торопце два отца Георгия. И если говорят «Солнечный батюшка», то сразу становится ясно, о ком речь.

– Можно с уверенностью сказать, что он вас прославил?

– Да, портрет много раз выставлялся на разных вернисажах. Дал мне известность за пределами Воронежской области. Через «Солнечного батюшку» меня знают многие.

– А вы верите в мистическую силу портрета?

– Безусловно, что-то мистическое в портрете есть. Вот ведь бывает ощущение в музее, что не ты смотришь на портреты, а они смотрят на тебя. В Третьяковке у меня есть ряд любимых работ, с которыми я каждый раз здороваюсь. Это и портреты графинь Ростопчиных Кипренского, женские образы Рокотова, портреты Серова. Самый любимый – графиня Урсула Мнишек, написанная Левицким.

– Портрет – зеркало души? Или это слишком романтичное выражение?

– Есть мнение, что портрет – это совокупность художника и его персонажа. В процессе работы над ним часто открываешь в человеке какие-то другие грани. И о себе что-то новое узнаёшь. В студенческие годы для учёбы нужно было писать натуру. Приходили девушки из балетных, цирковые работники — все с красивыми идеальными фигурами. Всё, что требовалось, — изобразить их в разных динамических ракурсах. Но, если у меня не была написана голова, я считал, что вообще с задачей не справился. Возмущавшимся преподавателям так и говорил: «Не смогу коснуться пальчиков её ног, если глаза девушки не будут блестеть».

СПРАВКА TV Губернии

Евгений Дмитриевич Щеглов родился 11 февраля 1962 года в Воронеже. Живописец, член Союза художников России, Заслуженный художник РФ.

Окончил живописный факультет Харьковского художественно-промышленного института по специальности «художник-реставратор».

Участник городских, областных, зональных, всероссийских выставок с 1985 года. Старший преподаватель кафедры изобразительного искусства Воронежского государственного педагогического университета (1997–2001). Главный художник, эксперт Фонда культурного развития «Воронежский художник» (с 2002 года). Преподаватель Воронежского государственного института искусств (2005–2010), Воронежского художественного училища (с 2003 года).

Наталья СТОЛПОВСКАЯ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами общения на сайте tv-gubernia.ru. Чтобы отслеживать ответы и реакции пользователей на ваши комментарии, необходимо авторизоваться.

Самое читаемое

Читайте также

Все новости

Последние комментарии

page load time: 0,30531001091003