В драмтеатре зрителям расставили «Ловушку для птиц»

Лидер года – 2018
Конкурс: Фотохит!

В драмтеатре зрителям расставили «Ловушку для птиц»

691

Неприкрытый фарс, эпатажность и много гротеска. Новый сезон в Воронежском академическом театре драмы им. А. Кольцова открылся пьесой современного белорусского драматурга Константина Стешика «Ловушка для птиц». А поставил ее молодой московский режиссер Иван Комаров. Эскиз спекталя впервые был представлен летом в рамках проекта «СИТО», а теперь необычная постановка вошла в репертуар театра.

...Жил-был серый и незаметный 30-летний Миша Лопухин. Скромный до ужаса, инфантильный до мозга костей и всего боялся. И была у него жена Оля и сын Сашок. Среднестатистическая семья, с обычными радостями и горестями, о которой и говорить-то нечего. Да вот только все это оказалось неправдой. Мало того, что жена не Оля, так еще квартира - не своя. Такова завязка сюжета.

Не знаю, как ты... Может быть, съедешь к родителям, а я забираю Сашка из школы, и мы уезжаем в другой город.
-Сашка?
Сашок - не твой сын, Миша!

Внезапный уход жены запускает цепочку событий. Миша Лопухин как репей цепляет сплошные несчастья. Увольнение с работы, начальник нетрадиционной ориентации, даже родители оказываются ненастоящие. Как, впрочем, и имя самого героя: «Мефистофель! Лэмович! Смертин! Это прям про меня!»

- Таких людей полным-полно. Мне кажется, даже в каждом из нас живет кусочек инфантильного Миши Лопухина, который на самом деле появляется тогда, когда у нас появляются проблемы. Мы вдруг понимаем: мы не те, кто мы есть. Мы не Миша Лопухин, а Мефистофель Лэмович. Мы придумываем какие-то ограничения условные, которых на самом деле не существует, а если они даже существуют, никто не мешает относиться к ним проще, - говорит актер Воронежского академического театра драмы им. Кольцова Андрей Щербаков.

Каждая сцена, каждый персонаж, каждая мелочь рассматривается, словно под лупой. Любая выпуклая черта характера становится говорящей деталью. «Ловушка для птиц» насыщена абсурдным, а иногда порой и черным юмором, гротескными и даже шокирующими ситуациями и абсолютной фантасмагорией.

- Это специально через увеличительное стекло, или как через экран телевизора всё происходит. Но на самом деле это же реальные люди, реальные проблемы. Если убрать картинку и прочитать, например, текст самой пьесы, то это люди, у которых не все хорошо, как и у всех нас. Мы иногда не понимаем, что у нас все хорошо, а мы думаем, что всё плохо, или наоборот, - поясняет актер Вячеслав Гардер.
Несмотря на всю комичность происходящего, философия у спектакля все же глубокая - это шанс посмотреть на себя и окружающих со стороны.

Фарс, граничащий с буффонадой и чем-то похожий на фрик-шоу, в Кольцовском драматическом ставится впервые. Это нехарактерный жанр для академического театра, смелый творческий эксперимент. Как, собственно, и все творчество Константина Стешика.

- Сам Стешик говорит: я очень не люблю, когда всё красиво, мне очень нравится, когда страшно и смешно. Потому что самая главная его задача, как он выражается, в том, что спектакль не должен заканчиваться. Спектакль идет, потом зритель уходит, и спектакль дальше живет, уже в зрителе, - рассказывает актер Евгений Баханов.

Мария Щербакова, актриса Воронежского академического театра драмы им. А. Кольцова:

- Это затратно для актера, но мне кажется, что надо ставить себя в самые неудобные ситуации, самые неудобные положения, потому что вот только через это преодоление возможен какой-то рост. Нам всем было физически сложно, не только мне одной. Я даже подумала, что когда мне станет легко, значит, я что-то неправильно делаю. Должно быть сложно в театре...

Финал пьесы остается открытым. Это, скорее, многоточие или даже вопрос. Смог ли герой вырваться из ловушки, или в итоге попал в другую — каждый решает сам.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__