23:05  «Малая сцена»
 00:00  «Губернские новости»
 00:15  «Не бойся, я с тобой!». Серия 1
 01:25  «Не бойся, я с тобой!». Серия 2
 02:45  «Славные парни»
 04:45  «Да! Еда!»
23:05  «Малая сцена»
00:00  «Губернские новости»
00:15  «Не бойся, я с тобой!». Серия 1
01:25  «Не бойся, я с тобой!». Серия 2
02:45  «Славные парни»
04:45  «Да! Еда!»
Собака лает – караван идет: воронежцы вновь протестуют против строительства крематория

Агентство хороших новостей
Кастинг ведущих прогноза погоды

Собака лает – караван идет: воронежцы вновь протестуют против строительства крематория

908

Никаких компромиссов. Порядка 120 воронежцев – в основном, жители двух кварталов рядом с окружной дорогой, вновь вышли на митинг против строительства крематория в нескольких сотнях метров от их домов. Требовали у мэрии аннулировать все соглашения с инвесторами, которые уже получили спорный участок земли в аренду.

Собака лает – караван идет. Именно эта поговорка, по мнению противников строительства крематория, точнее всего характеризует их диалог с ответственными за конкретные решения людьми. Организаторы митинга сетуют: уже устали жалобы писать. Бумаги на письма и заявления извели массу, а толку – ноль. Евгений Родин, организатор митинга: «Бумаги, которые приходят людям в ответ на их обращения, – это фактически отписки. Там сказано, что проекта нет, и как будет – так и будем говорить. Между тем в мэрии комментируют, что строится, что земля передается, думы голосуют. Нас такое отношение к себе не устраивает. Здесь присутствуют люди с разными убеждениями, в том числе православные, которые вообще против крематория. Но большинство против конкретного проекта в конкретном месте.» Ирина Деева, участник митинга: «Не хотим чтоб воздух загрязнялся в нашем районе, против того, чтоб строился крематорий рядом. Потому что стоимость понизится наших квартир.»

Сомнительная ликвидность недвижимости, испорченный воздух и моральные страдания из-за близости квартир к месту превращения человеческих тел в прах. К трем основным аргументам протестующих теперь добавился еще один – проект крематория был утвержден в бытность Антона Шевелева главным архитектором, сейчас же он – один из подозреваемых в так называемом «архитектурном бандитизме». Если конкретней — в получении взятки. Это рождает сомнения в обоснованности решения и по ритуальному объекту. Решения, безусловно, спорного, ведь сторонников у него не меньше, чем противников. Александр Лоскутов: «У меня рядом с домом стоит киоск шаурмы. Всю ночь и весь день жарят мясо. Запах убивает, но живем же. Не думаю, что крематорий будет хуже, чем эта шаурма. Я – за крематорий. Сожгут, развеют над моей любимой березовой рощей. Память все равно останется.»

В воронежском похоронном бюро настаивают: экология не пострадает, требования СанПиНа при строительстве и эксплуатации крематория будут соблюдены. Да и вообще, если его не построить, то меньше, чем через год, усопших просто негде будет хоронить. Ресурс единственного пока открытого кладбища – Березовского – почти исчерпан. Валентина Усманова, пресс-секретарь воронежского похоронного бюро: «Еще 30 лет назад архитектором города запланировано строительство крематория на данном кладбище. На сегодняшний день на территории находится здание крематория 30 лет назад построенное, но тогда из-за финансовых сложностей оборудование не закупили. Сам участок ни под какие другие застройки использоваться не может, у него разрешительная деятельность – строительство культовых и обрядовых сооружений.»

Пятилетний договор на аренду участка уже заключен: разрабатывается проект самого сооружения и благоустройства прилегающей территории. Инженерные изыскания начнутся весной, к строительным работам приступят после того, как документы согласуют все надзорные организации – Центр гигиены и эпидемиологии, Роспотребнадзор и Госэкспертиза.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
__