15:30  "Просто жизнь"
 16:00  "Гражданка Катерина"
 18:00  "Марафон"
 19:00  "Территория успеха"
 19:30  «Губернские новости»
 19:45  "Диалоги с прошлым"
 20:15  "Up&Down. Уникальные судьбы уникальных спортсменов"
 20:45  "Настройщик"
 23:30  Чемпионат Высшей хоккейной лиги. "Буран" - "Дизель" _Запись от 09_10_21
 01:15  "Просто жизнь"
15:30  "Просто жизнь"
16:00  "Гражданка Катерина"
18:00  "Марафон"
19:00  "Территория успеха"
19:30  «Губернские новости»
19:45  "Диалоги с прошлым"
20:15  "Up&Down. Уникальные судьбы уникальных спортсменов"
20:45  "Настройщик"
23:30  Чемпионат Высшей хоккейной лиги. "Буран" - "Дизель" _Запись от 09_10_21
01:15  "Просто жизнь"
«Было ощущение всеобщего траура». Что происходило в Воронеже в дни августовского путча 1991 года

Коммуна
Наше радио
КОРОНАВИРУС
Официально
Спецпроекты
Реклама на «TV Губерния»

«Было ощущение всеобщего траура». Что происходило в Воронеже в дни августовского путча 1991 года

1242
«Было ощущение всеобщего траура». Что происходило в Воронеже в дни августовского путча 1991 года
Фото: Михаил Вязовой (архив газеты «Коммуна»)

19 августа 1991 года в Москве группа из числа высшего партийного и военного руководства страны попыталась взять власть в свои руки и противостоять политике президента СССР Михаила Горбачёва. Созданный ими Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) просуществовал всего три дня, но всё происходившее тогда предопределило дальнейшую историю России и союзных республик. Хроника событий и воспоминания очевидцев – в материале «TV Губернии».

Чего хотели участники ГКЧП?

К созданию ГКЧП и активным действиям заговорщиков подтолкнул проект нового союзного договора, подписать который должны были в конце августа. По сути, этот документ ставил крест на прежнем социалистическом строе – с плановой экономикой и однопартийной системой. СССР должен был преобразоваться в конфедеративный Союз Суверенных Государств, куда планировали войти только 9 из 15 союзных республик.

Ближайшее окружение Горбачёва не приняло такой сценарий развития событий и попыталось повернуть колесо истории вспять. Заговорщики воспользовались отъездом президента на отдых в Крым. Вице-президент Янаев, министр обороны Язов, министр внутренних дел Пуго, председатель КГБ Крючков, а также некоторые крупные чиновники из ЦК и влиятельные депутаты Верховного совета решили отстранить Михаила Сергеевича от власти. А затем восстановить в масштабах всего Союза прежнюю социально-экономическую и политическую систему. 19 августа по телевидению прозвучало «Заявление советского руководства» о якобы заболевшем президенте Горбачеве, передаче его полномочий Янаеву и создании Госкомитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), который сможет навести порядок в стране. В столицу были введены войска.

Что творилось на улицах Москвы?

Утро 19 августа, наверное, на всю жизнь запомнили все жители Советского Союза. Танки и бронетранспортеры выехали на центральные улицы и площади Москвы, подразделения десантных войск взяли под охрану телецентр в Останкино, телеграф, радиостанции и другие важные объекты инфраструктуры. По центральным каналам после заявления ГКЧП вместо обычных программ транслировали балет Чайковского «Лебединое озеро».

– О произошедшем я узнал, только приехав на работу. В редакции «Молодого коммунара» все были шокированы, – вспоминает воронежский журналист Олег Мещеряков. – Никто не понимал, что случилось. Страна только начала меняться, как мы были тогда уверены, в лучшую сторону, и вдруг кто-то пытается задушить ростки демократии. Узнали, что на площади Ленина председатель Воронежского облсовета Виктор Калашников проводит совещание местного «партхозактива». Мы с коллегой Эдуардом Гиндилеевым, ведущим репортером «Коммунара», сумели попасть на эту встречу. Дебаты (кого — поддерживать  Ельцина или ГКЧП) шли часа два, окончательного решения не было. Мы вернулись в редакцию. Путч случился в понедельник, а во вторник должен был выйти очередной номер «Молодого коммунара». На планёрке решали, как быть. Печатать указы ГКЧП или заявление Калашникова, который безоговорочно поддержал Ельцина? Редактор Иван Щёлоков принял мудрое решение – нас с Эдуардом срочно отправили самолетом в Москву, чтобы увидеть всё своими глазами.

Олег Николаевич и спустя три десятилетия хорошо помнит, как созванивались с московскими коллегами (Эдуард Гиндилеев уже тогда был внештатным корреспондентом «Радио России»). Как их встретили на 5-й улице Ямского поля, где тогда располагалась штаб-квартира телеканала РТР. По коридорам ходили звёзды тогдашнего российского телевидения и радио – Александр Нехорошев, Алексей Абакумов, Светлана Сорокина, Николай Сванидзе, знаменитая ведущая «Вестей» Татьяна Миткова. Настроение у всех сотрудников РТР было боевое – телеканал однозначно поддержал Ельцина.

– Вместе с радийщиками РТР мы поехали на баррикады возле Дома Совета РСФСР, который в народе называли Белым домом. Он стал центром противостояния путчистам. Здесь собралось несколько десятков тысяч человек. Были сооружены довольно хлипкие баррикады: пара перевёрнутых троллейбусов и какие-то урны, – продолжает Олег Мещеряков. – Сейчас-то понятно, что если бы ГКЧП решился применить силу и двинул танки, которые уже были на улицах, вряд ли эти заграждения устояли бы.

Все три дня путча журналисты «Молодого коммунара» под дождём, насквозь промокшие, мотались по улицам Москвы. А потом по телефону надиктовывали свои репортажи с места событий в родную редакцию – ответственному секретарю Евгению Бусалаеву, который буквально ночевал на работе. Газета к этому времени перешла на ежедневный режим.

19 августа у Белого дома, стоя на танке, Ельцин зачитал «Обращение к гражданам России» и призвал «дать достойный ответ путчистам».  Ночью 21 августа толпа блокировала восемь боевых машин Таманской дивизии. Три человека из числа тех, кто пытался остановить колонну военной техники в туннеле на пересечении Садового кольца и Нового Арбата, погибли. К этому времени подчиняться указам ГКЧП отказалось большинство местных властей. Провал путча стал очевидным. Утром министр обороны Язов был вынужден дать приказ о выводе войск из Москвы. Во второй половине дня, после неудачной попытки заручиться поддержкой Горбачёва, Янаев подписал указ о роспуске ГКЧП. Все его члены, за исключением главы МВД Бориса Пуго, который пустил себе пулю в висок, были арестованы.

Фото: Воронежский областной краеведческий музей

Что происходило в Воронеже?

О заявлении ГКЧП первый секретарь обкома КПСС Иван Шабанов, как и все, узнал утром из заявления по телевидению. Позже из Москвы пришла шифрограмма ЦК КПСС с указанием поддержать ГКЧП. По словам Ивана Михайловича, его главной задачей в тех условиях было — не допустить возможных столкновений между людьми. Поэтому, получив телеграмму, он никаких шагов предпринимать не стал.

Между тем, 19 августа в центре города состоялись два митинга. Оба они были против ГКЧП и в поддержку российских властей. В своей книге «Остров невезения. Воронежская власть на переломе эпох» политолог Павел КАБАНОВ пишет: «Проходя мимо площади Ленина, заметил пикет из 2-3 человек с российским триколором в руках. Потом я узнал, что это были депутаты горсовета во главе с Анатолием Германом. Пешеходы, сосредоточенно глядя себе под ноги, брели мимо. Люди предпочитали не разговаривать друг с другом, было ощущение то ли всеобщего траура, то ли нервного ожидания чего-то очень тревожного и нехорошего. Возвращаясь в середине дня домой, я увидел, что пикет на площади немного увеличился. Подойдя ближе, заметил подписные листы с осуждением действий ГКЧП, оставил свой автограф. Ближе к вечеру вокруг памятника Ленину образовалась весьма внушительная толпа. Без какого-либо объявления собрание быстро переросло в митинг».

Автор фото: Михаил Вязовой (архив газеты «Коммуна»)

Вечером 19 августа в типографии мехзавода был отпечатан экстренный выпуск городской газеты «Воронежский курьер» с ельцинскими указами и обращениями. ГКЧП объявлялся антиконституционным органом. Через три дня, 22 августа, в Воронеже на площади Ленина состоялся ещё один митинг — в честь поражения ГКЧП и победы новой российской государственности. Митинг организовали областной и городской советы народных депутатов, а также набравшее в ту пору популярность движение «Демократическая Россия». Перед собравшимися выступали общественные активисты, политики всех мастей, официальные лица.

В тот же день вечером над зданием облсовета взвился государственный флаг новой России, изготовленный накануне по просьбе воронежских депутатов горсовета. И хотя Россия всё ещё находилась в составе СССР и по-прежнему называлась советской федеративной социалистической республикой, флаг у неё перестал быть красным и превратился в трёхцветный.

Автор фото: Михаил Вязовой (архив газеты «Коммуна»)

Что было после путча?

24 августа 1991 года Михаил Горбачёв сложил с себя обязанности Генерального секретаря ЦК КПСС и предложил коммунистической партии Советского Союза самораспуститься. И в тот же день председатель Воронежского облсовета Виктор Калашников подписал распоряжение, по сути, поставившее крест на областной организации КПСС в её прежнем виде. Он приказал опечатать здания обкома, горкома, райкомов КПСС, а также парткомы на предприятиях и архивы всех парторганизаций. Сразу сложил свои полномочия и первый секретарь Воронежского обкома КПСС Иван Шабанов.

Об этих чёрных для всех бывших партработников днях Иван Шабанов так вспоминает в своей книге «Судьба России – моя судьба»: «Появились «демократические молодчики» которые с каким-то остекленевшим взором стали бегать по коридорам и опечатывать кабинеты. Администрация облсовета, милиция получили команду из Москвы не пускать работников обкома в здание, где они работали... Состоялись две сессии областного Совета депутатов. Их целью было судилище вроде бы над ГКЧП, а на самом деле — над КПСС, которой приписали роль главного виновника ГКЧП. Ушатами грязь выливали на местных партийных работников, обвиняя их во всех несуществующих грехах. Меня «спасало» то, что в это время приболел внук. И я, спеша в больницу, во многом безучастно слушал обличительные речи тех, кто не имел на это никакого морального права».

ФАКТ

Среди активных участников ГКЧП двое имели отношение к Воронежу. Это Георгий Костин – в то время директор Воронежского механического завода, а впоследствии депутат Государственной Думы РФ двух созывов. А также Олег Бакланов — в 1991 году заместитель председателя совета обороны при президенте СССР. Этот человек непосредственно курировал воронежские предприятия авиакосмической отрасли. Олег Бакланов арестовывался по «делу ГКЧП», содержался в следственном изоляторе «Матросская тишина» и был реабилитирован только в 1994 году.

Своими мнениями о событиях тех лет поделились с «TV Губернией» известные воронежцы.


Ольга СЕМЁНОВА
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели! У вас есть интересное сообщение для редакции? Хотите поделиться новостью? Задать нам вопрос? Пишите нам по электронной почте: news@tv-gubernia.ru, присылайте сообщения в WhatsApp, Viber или Telegram на номер 8 (952) 543-17-02.

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях: «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook, Instagram. Также наше сообщество есть в Telegram.

load time: 1634383752.1687