Спецпроект «TV Губернии». Ты можешь всё! Как пережить страшное заболевание...

Спецпроект: Из Китая в Воронеж автостопом
Кастинг ведущих прогноза погоды
Чемпионат мира по футболу 2018

Спецпроект «TV Губернии». Ты можешь всё! Как пережить страшное заболевание...

История 8. Александра Роднищева
954
Спецпроект «TV Губернии». Ты можешь всё! Как пережить страшное заболевание...
Фото: Олег Шишлов

В 2009 году Александра Роднищева заболела острым лейкозом. Тогда ей было 26 лет. По словам Александры, в тот момент ей казалось, что это фатально и в ближайшие дни она умрёт. Она тут же добавляет, что это испытывает каждый человек, которому ставят подобный диагноз, поскольку общественное мнение таково: если у тебя рак, значит, ты обязательно умрёшь. Тогда она ещё не знала, что может быть по-другому. Было определённое недоверие: «Может, ошиблись? Это может случиться с кем угодно, но только не со мной!»

Невозможно передать состояния человека, который услышал о подобном диагнозе, имея на руках двух маленьких детей – старшая дочь Александры только собиралась идти в первый класс. Тем не менее, деваться было некуда, существовал только один путь: лечиться.

- В такой момент важно устоять на этом пути, потому что знакомые начинают предлагать альтернативные методы лечения, целителей, были даже священнослужители, которые говорили, чтобы я никому не верила, потому что, по их словам, они видели, что у меня всё хорошо! Я сама знала, что не всё хорошо. Это ни с чем не спутаешь. Температура, потеря веса, дикая усталость. Жизнь постепенно уходит из человека. Это не в один момент, конечно, происходит, как кирпич на голову, а постепенно, постепенно...

Лечение было начато. На пути Александры встречались только компетентные и чуткие врачи. Она признаётся, что сейчас верит в какую-то силу, Вселенную, которая помогает ей каждый день. Главное – уметь её слышать.

- Со мной были только хорошие врачи. Врач-гематолог, Оксана Викторовна Пороткова, сейчас близкий семье человек. До того, как поставили диагноз, был ЛОР, который не отмахнулся от меня, а направлял: «Саша, смотри, давай ещё и эти анализы сдадим, давай ещё к этому врачу сходишь». Я врачей могу только благодарить, и низко им кланяться, потому что это действительно люди, очень искрение и верные своей профессии. Для них это – призвание.

Пять курсов химеотерапии Александре сделали здесь, в Воронеже, потом она поехала в Москву, в гематологический научный центр, где ей сделали трансплантацию костного мозга.

- Там они вообще какие-то волшебные, эти люди, которые приходят на работу в 7 утра и уходят в 9 часов вечера. Ты уже спать ложишься, а к тебе подходят, спрашивают, как твоё самочувствие. Это фантастические люди!

После длительного лечения, когда Александра, наконец, выписалась, ещё два года заняла поддерживающая терапия. Работу пришлось оставить. Она признаётся, что страх никуда не исчез.

- В этом году будет почти уже 9 лет с того момента, как я заболела, но всё равно страшно. По статистике, чем больше времени проходит, тем меньше вероятность рецидива, но всё равно этот риск остаётся. Всё равно боишься. Я живу с этим страхом, но я научилась с ним справляться. Иногда, когда собираюсь сдавать анализы, начинаю трястись, как осенний листик, но каждый раз заново нахожу в себе силы справиться с волнением.

Многие задаются тем же вопросом: «Как справляться с волнением?» Подумайте о том, что сути дела это не изменит. То, что вы знаете или не знаете, действительность не меняет, правильно? Вы сидите, кажется, у вас что-то болит. Как будто бы, если вы не установите причину, оно станет меньше болеть. Нет, это не так. Поэтому нужно задать себе установку: знание даёт возможность что-то это с этим делать. Возможность что-то решать.

- Я, когда только заболела, поняла, что важно иметь точки опоры и видеть какую-то перспективу. Разделила время на небольшие отрезки, которые нужно преодолеть. Так, мне сейчас нужно месяц продержаться – дочь пойдёт в первый класс. Месяц продержалась? Хорошо, теперь нужно до Нового года продержаться. Пережили? Ага, хорошо! Нужно, чтобы младший сын в школу пошёл. Потом – чтобы дети начальную школу окончили. Нельзя умирать! А сейчас? Сейчас у меня глобальная цель – нужно дожить до ста!

Лечение было закончено. Каким-то внутренним позывом стал вопрос: «А существует ли в нашем городе какой-то фонд, который помогает людям, столкнувшимся с тяжёлыми заболеваниями?» В 2014 году в лифте Александра увидела листовку фонда «Добросвет». Она нашла их сайт в интернете, увидела пост про волонтёрское собрание и решила сходить. Ей совершенно не хотелось возвращаться на предыдущую работу – до болезни она работала главным бухгалтером. Дело было в том, что всего пережитого, она твёрдо решила, что в жизни нужно делать что-то для людей, приносить им пользу. «Перебирая бумажки мир не спасёшь!» - решила Александра и пришла в фонд в качестве волонтёра, а сейчас, спустя несколько лет, уже является директором фонда.

- То, что я сама болела, мне помогало, когда я занималась фандрайзингом – писала истории, письма, обращалась за помощью. Я думаю, что мне это позволило говорить с людьми открыто, легче объяснять, что испытывают дети, что испытывают родители и говорить о проблемах. Когда обращаешься к людям за помощью, случается, что люди слабо представляют, что это такое – лечение от рака. Что ребёнок закрыт в боксе месяцы. Многие не знают, что в большинстве случаев люди погибают не от рака, а от осложнений. И мой жизненный опыт помогает объяснять людям это.

В жизни Александры были моменты, когда был велик риск умереть, но этого не произошло. Она признаётся, что верит в Высшие силы, которые посылают нам те или иные испытания. Говорит, что нужно верить в свою интуицию. Если она подсказывает, что сегодня не нужно из дома выходить, возможно, так оно и есть.

- Однажды я собиралась ехать к бабушке, которая живёт в Курской области. Пятница, вечер, нужно было ехать за рулём. На тот момент стаж вождения у меня был очень маленький. Я чувствовала, что ехать не нужно, но усилием воли заставила себя. Еду. Отъезжаю 70 км, у меня ломается машина и я сижу 4 часа в ожидании помощи. Мне кажется, что и моя болезнь – это знак.

Александра уверена, что благодаря своей болезни она находится именно там, где должна быть. Она не скрывает, что иногда ей бывает очень тяжело, когда кто-то уходит, умирает.

- Проходит время, ты понимаешь, что ещё много людей, которые нуждаются в помощи, в моральной поддержке и опоре. У тебя нет права уйти, закрыться. «Если я об этом не буду знать, этого как бы и нет». Но всё это есть. Болезнь – это тяжело, но и медицина не стоит на месте.

Программ у фонда «Добросвет» на данный момент шесть: «Адресная помощь» – помощь конкретному ребёнку, например, с покупкой лекарств или диагностикой; «Лекарства радости» - организация быта и досуга в отделении, программа «Дорогою добра» - это все мероприятия и фестивали, такие как «Фестиваль Шарлотки» и «Добрый букет»; программа «Волонтёрство» и программа реабилитации детей, перенёсших онкологические заболевания. В прошлом году это была и театральная студия, и психологическая реабилитация. Дебютная программа этого года – «Семейные выходные». Почему реабилитация бывает нужна всей семье? Проблемы есть у мамы, проблемы есть у папы, проблемы есть во взаимоотношениях, после того, как ребёнок выздоровел. Зачастую, родители его не отпускают, у них нет времени для себя. Остаётся ощущение, что самое главное – чтобы он был здоров, а бывает, что уже давно пора отпускать его во взрослую жизнь. Также болезнь меняет отношение между родителями ребёнка, меняет отношения между родителями и здоровым ребёнком, здоровые братья и сёстры часто чувствуют недостаток внимания.

Отдельно стоит упомянуть акцию «Добрый букет». Суть этой акции состоит в том, что школьники вместо 30 букетов учителю, дарят один от всего класса, а сэкономленные деньги направляются на помощь детям. В прошлом году на линейке, дети, принявшие участие в акции, стояли с флажками, на которых было написано: «Я помогаю!». Это хороший пример для детей, вовлечение их в благотворительность, возможность привить идеи помощи и милосердия. Так или иначе, дети тоже сталкиваются с этим, когда заболевают их одноклассники или родственники.

Некоторые акции делаются силами волонтёров, как, например, велозабег, проходивший под лозунгом «Кручу педали – спасаю мир!». Нередко в качестве волонтёров приходят родители детей, которые до этого получали помощь. Например, мама одного из детей расписала в стационаре стены. Почему это происходит? Для родителей детей это жизненный этап, который не проходит бесследно. Мало кто потом делает вид и закрывается, что, мол, с ними этого не было. Родители вовлекаются и в качестве жертвователей.

- Это вообще, трогает до слёз, когда мы видим в списке сделавших пожертвования фамилии тех, кому помогали сами или так бывает: только одному ребёнку помогли, смотришь – они другому ребёнку деньги перевели, пусть чуть-чуть, но из этого «чуть-чуть» всё и складывается. Если посмотреть структуру пожертвований, это пожертвования частных лиц, от одного рубля до нескольких тысяч. Это обычные люди, не олигархи.

Дети Александры тоже принимают участие в работе фонда в качестве волонтёров. Так или иначе, они знают про фонд всё. А дочь хочет стать доктором.

- Я засыпаю с мыслями о работе, просыпаюсь с мыслями о работе. Если дети спросят, как у меня дела, я буду рассказывать про фонд. Разве можно жить иначе?


Если вы или ваши знакомые готовы стать героями рубрики «Ты можешь всё», вы можете связаться с автором материала через социальную сеть «ВКонтакте» или написав на электронную почту yudina.alexandra@mail.ru


Александра ЮДИНА
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__