14:30  "Парламентский дневник"
 14:45  "День вместе. Разминка"
 15:00  "День вместе. Кулинарный мастер-класс"
 15:15  "День вместе. Хенд мейд"
 16:00  "Губернские новости"
 16:30  "Жизнь старых вещей"
 17:00  "Заметные люди"
 17:45  "Формула здоровья"
 18:15  "Парламентский дневник"
 18:30  "Легенды спорта"
14:30  "Парламентский дневник"
14:45  "День вместе. Разминка"
15:00  "День вместе. Кулинарный мастер-класс"
15:15  "День вместе. Хенд мейд"
16:00  "Губернские новости"
16:30  "Жизнь старых вещей"
17:00  "Заметные люди"
17:45  "Формула здоровья"
18:15  "Парламентский дневник"
18:30  "Легенды спорта"
Бывший воронежский заключённый: «Тюрьма сделала из меня человека»

Реализация нацпроектов в регионе
Реклама на «TV Губерния»

Бывший воронежский заключённый: «Тюрьма сделала из меня человека»

4744
Бывший воронежский заключённый: «Тюрьма сделала из меня человека»
Стас Винкин, специально для «TV Губернии»

«Я увидел, как низко может пасть человек. И как высоко он способен парить. Впервые я понял, что такое свобода, жестокость, насилие. Я увидел свободу за решеткой. Жестокость, бессмысленную, как поэзия. Насилие, обыденное, как сырость. Я увидел человека, полностью низведенного до животного состояния. Я увидел, чему он способен радоваться.
И мне кажется, я прозрел.»

(цитата Сергея Довлатова из книги «Зона»)

Все мы знаем значение слова «тюрьма» и понимаем, почему туда попадают люди. Но мы можем только предположить, что конкретно там происходит. Наверняка каждый из нас задавался вопросами: Как живут зеки? Что они едят? Как проводят досуг? С какими трудностями сталкиваются? Что происходит в тюрьме с насильниками и педофилами? Как часто там случаются драки, убийства и самоубийства? На все эти вопросы сможет ответить только тот человек, который знает больше, чем просто значение слова «тюрьма», и этот человек – бывший заключенный. Откровенную историю о тюремной жизни специально для читателей «TV Губернии» расскажет 35-летний воронежец Григорий, который провёл в колонии строгого режима 13 лет и 5 месяцев.

 

Судьбоносное знакомство

Ещё в 90-х годах, будучи подростком, Гриша познакомился с парнем по имени Славик (имя изменено – прим. ред.), который был старше почти на 10 лет. Слава уже давно крутился в криминальной среде и ранее был судим, как говорится, по мелочи. Десятилетняя разница в возрасте не мешала ребятам дружить. И, спустя некоторое время, школьник Гриша тоже втянулся в криминал, который стал для него образом жизни. Тогда он действительно знал, что многие проделки являются незаконными, но не осознавал, какой ценой может за них поплатиться.

– Знаешь, мне нравилось заниматься с ним криминалом, потому что в те годы это считалось «романтикой». Это считалось крутым, – рассказывает Гриша. – Когда мне было 13 лет, мы с друзьями запросто могли машину обворовать, квартиру вынести, совершить грабёж. Как-то раз нас даже поймали с поличным. В итоге мне год условно дали за кражу. Но, к сожалению, это меня не остановило…

 

«Всё уходило в фонд криминального станка»

Воронеж. Январь. 2002 год.

Прошло две недели с того момента, как Григорию исполнилось 19 лет. В этом возрасте он имел самое главное – друзей, возлюбленную, крепкую семью и здоровье. Но ему всегда чего-то не хватало.

Дружба со Славой крепла с каждым днём. Незаконные проделки даже сплотили ребят. Однако Гришу настораживал только один факт – его друг баловался тяжёлыми наркотиками.

– Я предложил ему «соскочить» с этой темы, а он не хотел. Говорил, мол, альтернатива нужна. Сошлись на том, что надо пить. И я был готов его поддержать, лишь бы не кололся, – вспоминал Гриша, смотря в пол.

Ребята стали выпивать практически каждый день. Алкоголь действительно помог Славе забыть временно о наркотиках. Сложно было, но всё получилось.

Как-то утром парни проснулись и поняли, что у них совсем нет денег, а похмелиться очень хотелось. Тут в голову Славе пришла «гениальная» мысль – он предложил Грише совершить мошенничество в одной из квартир на Пешестрелецкой. По его словам, там жила женщина, которая хранила дома неплохую сумму денег. Слава считал, что эту сумму можно было легко достать и спокойно жить дальше: с «бухлом» и хорошей закуской.

– Славик одно время занимался крупным мошенничеством. Он «втирал» горожанам лотерейные билеты. Это был «лохотрон», потому что выиграть по этому билету было невозможно, люди только проигрывали. Зато выигрывала криминальная группировка. Все эти билетики «втирались» под чьей-то «крышей». Если в милицию обращались те, кого кинули, то приходилось делать возврат, а если не обращались, то всё уходило в фонд криминального станка. И суть в том, что эта женщина, к которой предложил наведаться Слава, обратилась к правоохранителям после крупного проигрыша. И ей деньги вернули. Причём, приносил их сам Слава. Поэтому он знал её адрес и даже видел то место, куда она спрятала сбережения.

Идея Славика Грише понравилась. Он снова поддержал товарища. Для смелости ребята «закинулись» по пять таблеток лекарственного препарата, который затуманивает разум, и отправились в гости к состоятельной горожанке. Они оба понимали, что кроме денег им ничего не надо. И точно знали, что совершат только одно преступление – мошенничество. Но так они еще никогда не ошибались… Это была роковая ошибка.

 

«Я подставил палец к его пульсу на шее – тишина»

Славик и Гриша поднялись на третий этаж дома. На двери нужной им квартиры висит записка «Я ушла». Казалось бы, что ребятам подфартило, но нет. Ведь они ждали, что дверь им откроет хозяйка, и всё пойдёт по плану. А тут… Взламывать замок? Да и взламывать было нечем, в карманах ничего не было кроме сигарет и зажигалки. Парни начали звонить в дверь. Раз звонок, два, три, четыре… После пятого звонка и всё ещё закрытой двери Гриша уверил Славика, что «ловить тут нечего» и «надо валить». Но как только они развернулись и направились к лестнице, дверь отворилась. На пороге стоял мужчина. На вид ему было лет 40, высокий – около двух метров ростом.

– Я просто офигел от его массивности. Вот во мне рост 186, я высокий, а он был здоровее меня, прям амбал. Но назад пути уже не было. Я слёту здороваюсь с ним, говорю, что мы из милиции, и он без проблем впустил нас в квартиру. Помню, у него на столе водка стояла, стаканчик. Да и «разило» от него нормально так. Ну, я в роль вошёл, говорю, мол, на работе не пьём. И, кстати, что самое интересное – мы без документов, без формы, без оружия… Потом я спрашиваю у него, где лежат деньги, которые были изъяты мошенническим способом. Он ответил, что не знает. Ну, я начал ходить по квартире, и выискивать ценные вещи. Вижу часы на руку – себе надеваю. И всё у него на глазах. Потом я что-то отвлёкся, а когда повернулся – мужика не было на месте.

Тем временем Слава находился в другой комнате, где, по его мнению, должны были лежать деньги. А Гриша пошёл на поиски хозяина-амбала, который, как оказалось, пытался сбежать.

– Смотрю, а он дверь открывает и на выход собирается. Я опережаю его, закрываю дверь и начинаю пытать, мол, куда собрался. Он мне ответил, что к соседям решил сходить за деньгами. Короче, мужик понял, что происходит, и начал «переть» на меня со словами «Дай выйти». Ну, я бы с ним вряд ли справился. У него кулак, как моих два, если бы он меня ударил, то точно вырубил бы. А он всё рвался на выход: я раз его оттолкнул – не понимает, второй раз оттолкнул – не понимает. И тут я понял, что надо действовать и ударил его. Смотрю, у него кровь из носа пошла. Он успокоился, сел на кровать.

В этот момент из другой комнаты прибежал Славик с новостью, что денег в квартире нет вообще. Ребята стали обсуждать, что можно украсть. В итоге они сошлись на том, что тащить нужно всё, что утащится: украшения и даже обычную одежду. И с этого момента начались совершенно незапланированные действия…

Пока Гриша стаскивал обручальное кольцо с пальца сопротивляющегося здоровяка, Славик приступил к заметанию следов. Он понял, что мужчина явно их запомнил, и пора действовать в другом русле. Он схватил с серванта керамическую тарелку и со всей силы ударил ей по голове пьяного хозяина.

– Мне это не понравилось. Я пытался сначала остановить Славку. Я думал, что мы заберем всё что можем и свалим, но он был непробиваем. А тут одна тарелка, вторая... Я ещё поранился. С меня кровь текла, с мужика. Еще препарат этот… Под воздействием этих таблеток совершить что-то аморальное было очень легко.

Слава начал паниковать. Ребята понимали, что оставлять мужчину в живых им было невыгодно. И тарелки пошли полным ходом. Третья, четвёртая, пятая… Слава, Гриша, Слава, Гриша... Действия продолжались до тех пор, пока мужик не свалился на пол с хрипом.

– Я подставил палец к его пульсу на шее – тишина. Мы подумали, что он скончался.
В итоге парни решили замести следы, но следов было так много, что оставался только один вариант – спалить эту трёхкомнатную квартиру. Слава вытащил зажигалку и отправился в самую дальнюю комнату, а Гриша начал поджигать всё в прихожей: шторку, диван, шкаф. После этого парни выбежали на улицу, вытащив за собой баулы с чужими вещами, а Гриша даже успел надеть на себя куртку потерпевшего. Зачем – непонятно. И эта самая куртка оказалась для ребят подставой.

 

«Мы посмотрели с ментом друг другу в глаза»

Парни вышли на улицу. Пройдя около 200 метров, они увидели, что к дому уже едут экстренные службы. Слава и Гриша быстро запрыгнули в трамвай. Доехали до улицы Комарова. Руки и одежда у обоих были в крови. У Славы так вообще – брызги крови «красовались» прямо на лице. До дома оставалось всего сто метров, однако Славик туда не спешил. Он предложил Грише зайти в «пивнуху» и немного расслабиться.

– Я не хотел туда идти. Мы все в крови. Там же покупатели, продавцы. Но снова поддержал Славика. Заходим, значит. У продавца глаза по пять рублей. Я сразу подумал, что если мы сейчас отсюда не сдуемся, то она точно ментов вызовет.

Ребята заказали по пиву. Тут Гриша вспомнил, что денег у них совсем не было, и не понимал, откуда они появились у Славы. Но было совсем не до этого. После выпитого алкоголя парни вышли на улицу, но тут их ждал сюрприз. Точнее сюрпризы. В погонах. Милиционеры собирались переходить дорогу в сторону «пивнухи».

– Когда мы посмотрели с ментом друг другу в глаза, я сразу понял, что сейчас что-то будет. Говорю Славке, мол, пошли отсюда быстрее. Только делаю шаг вперёд, и мне кто-то руку на плечо кладёт. Ну, как кто-то… Товарищ правоохранитель.

Стражи порядка попросили у ребят паспорта. Гриша был уверен, что после проверки документов их отпустят. Он вытащил из переднего кармана куртки паспорт и предъявил его правоохранителю. Причём, Гриша забыл, что куртка на нём была чужая, соответственно и находящиеся в ней документы — тоже. Сотрудник милиции несколько раз посмотрел в паспорт, на Гришу, в паспорт, на Гришу… И попросил обоих товарищей пройти в милицейский «стакан». Слава и Гриша понимали, что сейчас сбегать куда-то бессмысленно: во-первых, сугробы снега не дали бы этого сделать, а во-вторых, парней в крови просто так никто в покое не оставил бы.

– Сидим в «стакане». Мент спрашивает, почему мы все в крови. Я начинаю придумывать сказку, что поранился в трамвае. Тут он начинает спрашивать про наши баулы, я говорю, что из дома переезжаю, а Славон мне помогает.

Пока правоохранитель рассматривал фотороботы, лежавшие на столе, Гриша посмотрел на себя и понял, что дал сотруднику милиции паспорт мужчины, которого они, скорее всего, убили. И тут его уверенность в том, что их со Славиком сейчас отпустят, испарилась. А спустя несколько минут за ребятами приехал милицейский «бобик».

 

«Я Бога молил, чтобы тот амбал остался жив»

Славу и Гришу доставили в Советский отдел полиции. Их посадили перед дежурным, пока тот заполнял какие-то бумажки. В этот момент дежурный отвел в сторону Славу, и, поговорив с ним, отпустил его. Гриша не понимал, что происходит, и что ему делать одному. Через некоторое время его повели в кабинет к следователю. Посадили на стул, дали листок, ручку и заставили писать явку с повинной. Недолго думая, Гриша написал всё, как посчитал нужным. Вся эта история на листке больше была похожа на глупую сказку. Прочитав это, сотрудники милиции скомкали лист и выбросили в урну. После этого с Гришей начали «разговаривать по-другому». Но он был непоколебим. Стражи порядка поняли, что парень не собирается сдаваться, и отправили его на час в камеру.

– Я понимал, что пора говорить правду и нет смысла тянуть время. Менты прекрасно знали о случившемся на Пешестрелецкой. И я был одним из первых подозреваемых. Тем более после того, как сам отдал им в руки паспорт потерпевшего.

Через час в камеру зашёл правоохранитель. Он сказал, что нужно сейчас же оповестить родителей Гриши о его местонахождении. Гриша позвонил маме и сказал, что находится в отделе, добавив, что скоро вернётся домой. Естественно, на том конце провода слёзы, сопли. Успокоить мать было невозможно, да и времени не было.

Гришу снова привели к следователю. На этот раз он не стал отлынивать и признал свою вину в полном объёме. Следователь сказал, что сидеть ему придётся долго и упорно, отметив, что его могут закрыть в колонии строгого режима на 20 лет. Это при раскладе, если находящийся в коме потерпевший не выживет.

– После признания вины я наконец осознал, что мне капец. Понимал, что мне светит серьёзный срок. Я Бога молил, чтобы тот амбал остался жив…

Через пару дней Гришу вызвал следователь, который приготовил для него хорошую новость. Он сказал, что мужчина, на которого было совершено нападение, выжил. Гриша не мог этому нарадоваться.

– Пока я гнил в камере, Славика объявили в федеральный розыск. Кстати, он всё это время в Воронеже тусил и всех пивом угощал, и снова вернулся к наркотикам. Откуда у него деньги? Всё просто. Он их нашёл тогда в квартире, но мне ничего не сказал. И когда мне следователь принёс список пропавших из квартиры вещей, я просто офигел, потому что в глаза этого не видел. Молодец, Славик, конечно. Ничего не скажешь. Но, слава Богу, что его тоже закрыли через 2 недели. Кстати, того мента, который отпустил его из дежурки, уволили.

 

Суды. Вынесение приговора

Начались суды. Их было около 10. Свидетелей, проходивших по этому делу, было очень много. Гришу и Славу судили по трём статьям: «Разбойное нападение», ч.3 ст.30, ч. 1 ст. 105 УК РФ «Покушение на убийство», «Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога».

В суде выяснилось, что трёхкомнатная квартира сгорела полностью, а хозяин выжил чудом. Он в последний момент пришёл в себя и успел открыть дверь, чтобы не задохнуться. Оказалось, что мужчину без сознания заметили проходившие мимо курсанты, которые вытащили его на улицу и вызвали скорую помощь.

В суде прокурор запросил Григорию 18 лет, а его подельнику – 19. От этого срока Грише стало не по себе.

– Суды – это полный стрём. Приходилось при всех озвучивать ужасные детали преступления: при девушке, при родителях… Я был в шоке, когда прокурор сказал, что меня надо сажать на 18 лет. Я чуть с ума не сошёл, так как рассчитывал на 10 лет. Короче, сам виноват, надо было настраивать себя на худший вариант. Когда я увидел мужика, которого мы били, мне не было стыдно перед ним. У меня было облегчение, что он жив. А чувство вины пришло уже далеко позже. На суде я думал только об одном – как бы мне срок поменьше дали. Я и так понимал, что поступил плохо, но время назад не вернёшь и ничего не исправишь.

Перед вынесением приговора Гриша всю ночь не спал. Он думал о том, что вся его жизнь превратилось в океан «дерьма», где он находится на самом дне. Мысли о случившемся начали его мучить. Он осознавал, что начинает впадать в депрессию. Ему было ужасно стыдно перед близкими людьми. Но жёсткой подставы со своей стороны не ощущал. Он считал, что это его жизнь, и он сам выбрал такой путь.

В июне 2002 года Григорию и Вячеславу вынесли приговор. Суд признал их виновными. Грише назначили наказание в виде 16 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Славе назначили 18 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

– Что я чувствовал в суде? На запросе у меня сердце билось бешено, а когда я услышал срок – сердце будто исчезло. Переживания пропали. Ступор. Я ощущал себя зомби. Я осознал, что «прошляпил» полжизни из-за своей глупости.

После вынесения приговора Гришу отправили в камеру. Именно тогда у него началась настоящая депрессия. Он много думал о себе и о своей никчёмной жизни. А когда не думал – спал. И так по кругу. На фоне нервов у него началась чесотка. Печальные мысли пожирали его с каждым часом и даже подталкивали к суициду. Был момент, что Гриша даже брал в руки лезвие, но успевал вовремя одуматься.

Чуть позже Григория перевезли в исправительную колонию №3, находящуюся в посёлке Перелёшино Панинского района. А Славу, насколько нам известно, отправили сначала в Тамбовскую лечебницу, а потом на зону, которая находится в Семилуках.

 

Тюремные законы и правила

Жизнь в колонии была, мягко говоря, несладкой. Гриша жил в бараке. Это огромное помещение, где находились по 120 человек. Кому не хватало кроватей, те спали на полу в изоляторе. По списку. Чтобы честно было.

Поднимали осуждённых в 6 утра. В 6:15 – зарядка. После этого их проверяли по карточкам, чтобы точно убедиться, что все на месте. Потом завтрак, который длился до 7 утра.

К слову, кормили в тюрьме ужасно. После каш на зубах скрипел песок, а в ухе плавали кишки, глаза и чешуя.

– Уху я на всю жизнь запомнил. Это вообще самое ужасное, что я видел в тюрьме. В итоге я ни разу её не пробовал. Себе дороже. Зато полюбил перловку. Причём, на свободе я её ненавидел. А на зоне овёс долбил, как лошадь, думал коням в глаза стыдно будет смотреть. Многие не ели, а я ел. Есть чё-то надо. Иначе там сдохнешь вообще. И любимое блюдо у меня там появилось – рис, который давали раз в неделю.

После завтрака начиналось свободное время. Заключенные проводили досуг по-разному: кто-то книги читал, кто-то в нарды играл, кто-то спортом занимался. Потом обед. Потом снова досуг. Ужин. Досуг. Отбой начинался в 10 часов вечера. И так изо дня в день. Купались зеки раз в неделю. У каждого отряда был определённый день для водных процедур. Туалеты находились прямо в бараке – по 5 лунок. Кранов с водой было столько же, поэтому по утрам около «умывальника» всегда была толкучка.

По словам Гриши, тюрьма – это другой мир, где царят свои законы и правила. Заключенные там делились на несколько иерархий, в которые входили: блатные, мужики, красные и опущенные. Все основывалось на том, как себя поставит перед коллективом сам осуждённый. Если он готов посвятить свою судьбу воровской жизни, то ему дорога в блатные. «Мужик» на зоне – это человек работящий. Красный – человек, работающий и выполняющий поручения тюремной администрации. Опущенные – это тоже люди, но они выполняют самую грязную работу – моют туалеты, выносят мусор и т.д.

Пик иерархии в тюрьме – это воры. Они – своего рода «правители» маленькой криминальной страны. На свободе бывшие заключенные знают друг друга.

– Понимаешь, если человек – …, то совсем не важно, что он из АУЕ. Его всё равно уважать не будут. Я мог разговаривать с кем-то на равных из этих товарищей и с уважением к ним относился, а от кого-то я мог спокойно отмахнуться.

В колонии Перелёшино заключённых было около 2-х тысяч человек, и только 30 из них были бродягами и относились к АУЕ, то есть – единицы. Эти люди действительно жили воровской жизнью и были ей преданы.

– В 2009 году меня перевели на зону в Россошь. Там сидело около 900 человек, и около 420 из них называли себя бродягами. Это уже, скажем так, совсем другое направление. Знаешь, быть бродягой – это призвание. Потому что не каждый осуждённый сможет жить в тюрьме воровскими идеями.

Первое время Гриша сидел на зоне «мужиком». По прибытии в колонию к нему подошёл смотрящий и спросил, как он будет жить дальше, на что Гриша ответил, что ещё не решил. Смотрящий был готов услышать такой неопределённый ответ. Он просто сказал Грише, что это его жизнь, и ему решать, что с ней делать дальше. И напоследок дал ему совет «Главное – людям плохо не делай и живи себе спокойно». Больше диалогов между ними не было.

В Перелёшино Гриша сидел вместе с убийцами, насильниками, маньяками, наркодилерами и ворами. По его словам, к каждому из таких людей разное отношение. К обычным насильникам относились так, как будто они ничего не сделали. К наркоторговцам относились плохо. Их ставили на «бабки», причём постоянно. Но хуже всего в тюрьме относились к педофилам. Никому из осуждённых не нравилось, что эти уроды вытворяли с детьми. Статья у этих заключённых была самой позорной. И жизни им на зоне не было.
 
– Я сидел как-то в камере. Слышу, кто-то кричит. Оказалось, в соседней камере педофила избивали. Он много детей перенасиловал в регионе. Да и попал он в «пресс-хату», где ему покоя вообще не давали. С ним страшные вещи творили.

В тюрьме многие педофилы не доживали до вынесения приговора. Они не могли вытерпеть такую адскую жизнь. Но если кто-то из них выживал, то их держали далеко от обычных осуждённых. В промзоне.

Кстати, статью свою в тюрьме скрывать от других осуждённых нельзя. Сразу раскусят. И тогда будет всё плохо. Да и вообще, мало что можно там скрывать от товарищей и даже врагов. Если зек знал какую-то нехорошую историю о другом зеке, он должен был рассказать об этом.
 
Что касается драк, то в тюрьме их было очень много. Гриша сам не раз дрался, и, по его словам, это было жестоко. Если сотрудники ФСИН «палили» дебоширов, то могли на некоторое время посадить их в изолятор.

– Сам никогда никого не трогал, потому что я человек спокойный, несмотря на преступление, которое совершил. Скажу больше – я неконфликтный человек. На рожон никогда не лез, но не любил несправедливые моменты. Если что-то подобное происходило – драки были, и я был инициатором. В колонии по-другому нельзя. Если ты не покажешь зубы – тебя съедят. Никто из осужденных не должен чувствовать твою слабину. Я мог уступить приятелю, перед которым был действительно не прав. А если «наезжает» кто-то необоснованно, то я никогда не уступал. Выживать там как-то надо.

Что касается средств связи, то телефоны в тюрьме были, но не у всех. Если сотрудник колонии у кого-то замечал мобильник, то забирал его. Что с этим делать? Ничего. Покупать новый у коммерсантов.

 

Времяпровождение и учёба в колонии строгого режима

Досуг Гриша проводил по-разному. Днём спорт, вечером – книги. Кстати, именно они помогли Грише выйти из депрессии, а конкретнее – книга Фридриха Ницше «Как говорил Заратустра». Это произведение в колонии любили многие зеки: перечитывали по несколько раз и советовали друг другу.

– Когда я Ницше прочитал, веришь – нет, но от чувства вины я избавился. Книга на меня конкретно повлияла. Я стал сильнее, вернулся в себя. Стал заниматься спортом – турники и бег по утрам. В общем, вошёл в нормальный режим. Познакомился с заключённым, который был художником. Он меня научил рисовать. Несмотря на своё плохое зрение, я научился рисовать портреты по фотографиям. Карандашом.

После этого Гришу как подменили. Он вошёл во вкус и начал искать различные другие интересные для себя занятия: например, попробовал себя в резьбе по дереву, так как нужна усидчивость и хорошее зрение, а с прогрессирующей с каждым годом катарактой заниматься такими вещами было очень непросто.

– Я понял одно – срок уже дали – так живи с пользой. И я жил. В 2008 году даже поступил в МИФИ на направление «главный бухгалтер малого предприятия». Да, в тюрьме так можно. Я понимаю прекрасно, что мне нужно высшее образование, а когда я его получу, если не здесь и сейчас? Контрольные писал на «хорошо». Мне всё нравилось, но, к сожалению, учиться мне в тюрьме так и не дали. Мне сложно было сидеть над книгами изо дня в день без лампы, а лампы там иметь запрещено – менты конфисковали сразу же. Да и зрение с каждым разом становилось всё хуже и хуже. Тяжело было. Пришлось с этим завязать.

К слову, катаракта у Гриши развивалась ежегодно. Он прекрасно понимал, что его глаза нуждаются в операционном вмешательстве, но и возможности особо не было. Пришлось как-то выкручиваться.

 

«Мы стали мужем и женой в тюрьме»

Находясь в закрытом помещении, Гриша умудрялся знакомиться с девушками. Так, первая возлюбленная появилась в 2005 году, когда в колонии появились телефоны. Познакомились по случайному набору номера. Начали общаться. Однако полноценных отношений построить так и не получилось. Всё закончилось короткими свиданиями через стекло. В итоге дама сказала, что не хочет иметь парня-зека, так как это может повлиять на её карьеру, а работала она экономистом в банке.

– Девушку звали Гузель. Она была красивой и умной татарочкой. Невероятно была похожа на актрису Милу Йовович. Но позже я узнал, что она мне наврала с возрастом. Ей было 17, а она утверждала, что 19. Тут я понял, что общаться нам больше не стоит. А позже я узнал, что она подсела на наркотики. Пытался вытащить её из этой грязи, но сложно помочь человеку, когда ты находишь взаперти.

Гриша долго переживал разрыв с татаркой. Ему не хватало общения, поддержки. После этого он долго не общался с девушками, и только 1 декабря 2011 года, когда он зарегистрировался в социальной сети «Одноклассники», ему улыбнулась удача по имени Катя (имя изменено – прим. ред.).

Общение с Катей закрутилось моментально. Грише очень нравилось, что девушка не только симпатичная, но и очень смышлённая. С ней было интересно не только болтать, но и молчать в трубку. Но и в этом общении были свои минусы. Позже Катя призналась, что у неё есть муж.

– Я был в шоке. Я не знал, что мне делать, как правильно поступить. Я понимал, что без её общения мне тяжело. Катя стала глотком свежего воздуха для меня. Были моменты, когда у меня не было возможности связаться с ней длительное время – я локти кусал. И когда общение возобновлялось, мне становилось спокойнее и радостнее. Но мысль о том, что она замужем, сбивала меня с толку.

Катя прекрасно знала, что Гриши на свободе нет, что выйдет он не завтра, не через месяц и не через год. Но со временем она поняла, что тоже не может без его «Доброе утро» и «Спокойной ночи». Катя подала на развод. А в ноябре 2012 года расписалась с Гришей.

– Да, мы стали мужем и женой в тюрьме. Так можно. Кстати, у женатиков были привилегии – бесплатные трехдневные свиданки на территории колонии. Катя приезжала ко мне, привозила еду, мы оставались наедине. Всё было круто. Она согласилась меня ждать. Тогда я знал, что могу выйти по УДО из-за хорошего поведения и катаракты. На тот момент я практически ослеп. Кате приходилось водить меня за руку. В буквальном смысле. Мне было неловко. Но человек от меня не отказался и был мне верен и предан.
Мама и подруги Кати были против её нового суженного. Им не нравилось, что он сидит в тюрьме. Они постоянно остерегали её, говорили, что на свободе Гриша будет избивать её, отнимать деньги, и вообще, испортит ей жизнь. Но Кате было все равно.

– К сожалению, у людей такой стереотип – если человек сидел, то ничему его жизнь не научила, и на свободе всем трындец. Нет, это не так. Очень жаль, что большинство так считает.

Гриша даже не думал, что может каким-то образом испортить Кате жизнь, наоборот, он хотел делать её счастливой: никогда ничего не запрещал, высылал деньги, поддерживал её, как мог.

 

Освобождение


Фото: Анастасия Барус

1 июня 2015 года около трёх часов дня Гриша вышел на свободу по УДО, как и планировал. В итоге он отсидел не 16 лет, а 13 лет и 5 месяцев. Его забирали из тюрьмы лучший друг Игорь и Катя.

– Знаешь, в первую очередь я им сказал – везите меня на речку! Это была моя мечта. Хотел смыть с себя тюремную энергетику. Как сейчас помню – вода была холодная, но мне было хорошо. Я заплыл на середину и несколько раз крикнул слово «Свобода!».

О дне освобождения из родителей знала только мама. Отцу Гриша ничего говорить не стал, чтобы провести день и ночь наедине с Катей. Да и дел этим днём было много. Например, во-первых, Грише нужно было купить себе одежду.

Ребята приехали в торговый центр «Солнечный рай». Сказать, что Гришу удивило это здание – ничего не сказать.

– Я будто с другой планеты свалился. В мои 18 в городе не было таких крутых торговых центров. Я себя ощущал неандертальцем. Захожу – смотрю по сторонам широко раскрытыми глазами, всему удивляюсь. Даже когда афроамериканца увидел, пальцем ткнул и крикнул «Смотри, Кать, негр!», за что получил от жены по руке и выговор.

Катя и Игорь заводили Гришу во все магазины одежды, где подбирали ему майки, футболки, джинсы, штаны, кофты, кепки.

– Ко мне продавщица подходит и спрашивает, мол, какой у вас размер, а я не знаю, что ей отвечать. Говорю, ну, визуально прикиньте, я даже не знаю. Потом Катя заставила меня мерить зауженные джинсы. И тут я вообще офигел. Стоял и думал, как такое вообще мужики тут носят? Я только из колонии вышел, а она мне сразу такие вещи предлагает. Это было очень смешно.

После шоппинга ребята отправились с Катей домой – в её уютную двушку. Купили вишневый торт к чаю и болтали о том, о сём. Гриша рассказывал жене и другу о своих ближайших планах: об операции на глаза и работе.

Через несколько месяцев Грише всё-таки удалось восстановить зрение благодаря опытным врачам, а вот с работой у него возникли большие проблемы…

 

Жизнь на свободе не казалась сахаром

Бывшему заключенному, который отсидел такой большой срок, очень тяжело найти работу в наше время. В этом Гриша убедился лично. Куда он только не приходил – везде ему говорили «нет». Нельзя было устроиться даже грузчиком.

– Всегда получалось так – я нравлюсь людям, они мне говорят «да», а потом узнают, что я сидел, исходя из анкеты или глядя на мои татуировки, которые я не могу скрыть. В итоге мне всегда отказывали. Я впадал в депрессию. Ну почему жизнь так несправедлива? Ведь в тюрьме крутились большие деньги, а на свободе ты для всех – бывший зек, который никому не нужен. Хоть обратно в колонию возвращайся, – смеется собеседник.

Сам Гриша считает, что работодатели должны держаться за таких, как он. Ведь Гриша не курил, не пил, не употреблял наркотики, и, что самое главное – держался бы за работу руками и ногами. Ведь, по его мнению, никто не будет так ценить свой труд, как бывший осужденный. Хоть у Гриши и пенсия имелась по инвалидности, но прожить мужчине на 9300 – сложно.

После этого Гриша несколько раз пытался заняться бизнесом, но всё прогорало. В итоге появились задолженности. Жизнь на свободе не казалась сахаром. А зимой 2017 года от него ушла Катя, сообщив, что привыкла жить одна. Официальный развод состоялся в феврале 2018 года.

– Тогда я снова впал в депрессию. Казалось бы, что на свободе жизнь должна быть сладкой, но у меня началось всё рушиться: я не мог добыть денег, от меня ушла любимая женщина, я живу с родителями. Помню, в один из дней я даже выпил. Но ещё раз убедился, что алкоголь – это чушь. Он никогда не решит проблемы человека.

 

Воронеж. Ноябрь. 2018 год

Летом 2018 года Грише удалось устроиться на работу. Сейчас он трудится продавцом на одном из воронежских рынков, где торгует различной мелкой техникой. Ему всё очень нравится. Хозяин в курсе, что Гриша сидел, но его это совсем не смущает.

На личном фронте у Григория тоже все отлично. Не так давно он начал встречаться с 24-летней девушкой, которая, к слову, увлекается экстрасенсорикой. По его словам, у них всё очень серьезно. Он уже представил свою возлюбленную родителям. В ближайшее время они планируют жить вместе.

Что касается подельника Славы — он ещё сидит. По идее, его должны освободить только в 2020 году. По словам Гриши, если бы он встретил Славу случайно на улице города, то диалог между ними вряд ли бы состоялся.


Фото: Анастасия Барус

– Стыдишься за своё прошлое?

– Вообще ни разу. Тюрьма – это школа жизни. Как бы это парадоксально не звучало, но тюрьма сделала из меня человека. Там я понял, что такое настоящая боль. Это узнал только тогда, когда пропустил всё через себя. Я был беспардонным парнишкой. Я мог раньше кого-нибудь обмануть и не подумать, что обижу этим человека и сделаю ему больно. А когда мне делали больно, то я начал всё анализировать. Я начал ценить честность. Сейчас я знаю одно – если меня человек один раз обманет, я дам ему шанс на исправление, но если он обманет меня во второй раз – общения больше не будет. Морально-волевые качества я в себе точно воспитал.
 
– Тюрьма испортила тебе жизнь?

– Я не считаю, что тюрьма испортила мне жизнь. Она мне дала эту жизнь. Но многие этих вещей не понимают. В колонии я занимался самоанализом, смотрел на поведение других людей. Понимаешь, в тюрьме ты либо отупеешь, либо ты будешь действительно здравым и умным человеком. В колонии нужно учиться впитывать в себя что-то полезное, иначе там можно сгнить. Нужно было читать книги, заниматься спортом и так далее. Не должно быть такого, чтобы осуждённый вышел на свободу, и все вокруг понимали, что он сидел. И у меня это получилось.

– Общаешься с бывшими зеками на свободе?

– Да, с тремя. С кем-то раз в неделю вижусь, с кем-то раз в полгода, с кем-то раз в год. Но я точно знаю, что если у меня что-то произойдёт – они помогут. Почему их только трое? Со многими я перестал общаться, потому что они пытались снова втянуть меня в криминальные аферы, но мне это, спасибо, точно не нужно. Честно говоря, я от них даже такого не ожидал.

– То, что с тобой случилось – это судьба?

– Я верю, что всё это предначертано мне судьбой. Если это случилось со мной – значит так и должно было быть. Я не могу изменить события в своей жизни. Если бы я не совершил эти действия, они бы меня не привели к череде других действий. Я бы не встретил тогда Катю, которая сыграла определённую роль в моей жизни. Я бы многих вещей не понял. А если бы меня посадили за что-то другое – у меня была бы другая жизнь и другие взгляды на неё. Случайностей не бывает. Вспомни Булгакова, когда Аннушка разливает масло… Это же всё не просто так. Всё было предначертано судьбой.

– Дай совет современной молодёжи. Что им не стоит делать, чтобы не оказаться в колонии?

– Люди, никогда и никуда не торопитесь. Всех в тюрьму загоняет спешка. Кто-то торопился выплатить кредит и пошёл на преступление. Я, например, изначально хотел купить квартиру и жить с девчонкой, а где брать деньги? Преступление. Все торопятся. Это называется погоня за длинным рублем. Все попадают в тюрьму из-за нехватки денег и удовольствий, и единицы из-за каких-то крайностей. Семью нечем кормить, к примеру. Часто убивают по пьяни. Так вот – не пейте. Ведите здоровый образ жизни. Десять раз надо подумать перед тем, что ты делаешь, и для чего тебе это нужно. Надо ценить то, что имеешь. Да, это банально, но это факт.


Леся РУСИКОВА
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__ 
load time: 1573729861.2147