16:30  «Такие разные»
 17:30  «Народовластие». Выпуск третий
 18:00  «Новости регионов»
 18:15  «Народовластие». Выпуск четвёртый
 18:45  «Полицейский вестник»
 19:00  «Губернские новости»
 19:20  «Депутатский журнал»
 19:30  «ВЕЧЕР ВМЕСТЕ»
 20:00  «Современная вербовка»
 21:00  «Губернские новости»
16:30  «Такие разные»
17:30  «Народовластие». Выпуск третий
18:00  «Новости регионов»
18:15  «Народовластие». Выпуск четвёртый
18:45  «Полицейский вестник»
19:00  «Губернские новости»
19:20  «Депутатский журнал»
19:30  «ВЕЧЕР ВМЕСТЕ»
20:00  «Современная вербовка»
21:00  «Губернские новости»
Людмила Максакова: «Каждый раз приезжаем в Воронеж как на праздник»

Фотоотчет: Лидер года
Ты в эфире
Стань красивой!
Вкусное утро!
Гид по новогодним ёлкам

Людмила Максакова: «Каждый раз приезжаем в Воронеж как на праздник»

Артисты театра Вахтангова во главе с художественным руководителем рассказали воронежским журналистам о работе над спектаклем «Царь Эдип» и гастролях в Греции
1187
Людмила Максакова: «Каждый раз приезжаем в Воронеж как на праздник»
Фото: Алексей Полухин

Вчера, 3 июня, на сцене Воронежского концертного зала прошел первый показ постановки «Царь Эдип» московского театра имени Вахтангова. Это новый спектакль Римаса Туминаса – мастера тонких режиссерских трактовок, соединяющего в своих работах глубокий психологизм и зрелищность; автора множества спектаклей по всей Европе, в том числе и московских театральных бестселлеров «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня». Последний с большим успехом был показан на Платоновском фестивале в 2012 году.

В «Царе Эдипе» Римас Туминас удивительным образом воссоздал и одухотворил античную эпоху, сделав трагедию Софокла не только понятной современным зрителям, но и близкой нам, волнующей, наполненной эмоциями и страстями. Главный мотив истории – достоинство, потерять которое нельзя, потому как вся дальнейшая жизнь – это искупление преступления через страдания.

Премьеру «Царя Эдипа» в Воронеже зрители приняли на ура, щедро наградив артистов цветами и аплодисментами.

Перед показом артисты театра Вахтангова Виктор Добронравов, Людмила Максакова, Евгений Князев во главе с художественным руководителем Римасом Туминусом побеседовали с воронежскими журналистами. Начали они беседу с приветственных слов Воронежу.

Максакова: С Воронежем мы давно знакомы - привозили сюда очень много спектаклей. И каждый раз приезжаем как на праздник. И всегда нас тепло принимают, мы уезжаем в состоянии полета. Спасибо всем за то, что вы нас так принимаете.

Князев: Пять лет назад, когда мы были в Воронеже, мне казалось, что город грязный. А потом приехали на следующий год, город как-то изменился, стал чище. Я прошел по улице Карла Маркса, увидел дома, сохранилась замечательная архитектура. Сейчас я в восторге по поводу изменившегося города. Играть в другом городе, в другой стране всегда интересно, интересно, как воспримут.

Добронравов: Мне радостно приехать в Воронеж. Для меня это родной город, я здесь вырос. Папа с мамой учились в Воронежском институте искусств. Для меня улица Лизюкова не пустой звук. Мы жили в общаге на этой улице. Я всегда с радостью на гастроли сюда приезжаю. Город прекрасен, чист и красив.

После слов приветствия актеры и худрук театра имени Вахтангова Римас Туминас рассказали о спектакле «Царь Эдип», который они представили на Платоновфесте. В частности они поведали про то, как принимали этот поставленный по трагедии Софокла спектакль, на родине его автора в Греции. Театр Вахтангова приезжал с этой постановкой в Эпидавру в июле прошлого года. Именно там состоялась её мировая премьера.

-- Репетиции в Греции помогли лучше понять Софокла и себя?

Князев: Мы как-то сначала не воспринимали, что будем играть в греческом Эпидавре. Будем и будем. А когда мы приехали туда, увидели эту площадку, которая подлинная, которая пятого века до нашей эры, сохранилась в первозданном виде. Высота его примерно как 32-этажный дом, собираются 14 тысяч зрителей. И вот от этого я испытал ужас. Появился вопрос, почему этот Эпидавр находится в 200 километрах от Афин, в 40 километрах от моря. Для чего было такое сооружение создано? Ответ нашелся достаточно быстро. Там рядом с амфитеатром находятся развалины дворца бога медицины Асклепия. Вот и ответ – театр был нужен для врачевания души.

Туминас: В этот театр привозили всех психически больных. Вот и мы попали в это место. Я всегда говорю, что актерам каждое лето нужно ездить в санаторий, потому что все мы немного безумцы. Вот мы там в Греции и лечились.

-- Как в Греции принимали этот спектакль?

Добронравов: В Греции в Эпидавре мы сыграли два раза, потом через месяц мы играли в Одеоне в Афинах. Это был очень непростой спектакль. Принимали нас хорошо. С нами играют артисты греческого театра. Даже они были удивлены, как нас принимали зрители. Потому что это был большой риск – русский театр играет греческую трагедию на греческой сцене в историческом месте. Были перед этим сложные моменты с другими постановками, когда чуть ли не бутылками забрасывали актеров. А греки могут так.

Максакова: Это, действительно, был торжественный прием. Были глава греческого правительства, был патриарх, который мне руку поцеловал. Я не знала, что делать. Думала – упаду на колени, потом не встану. Поцеловать в ответ руку я не могла, у меня помада на губах. Пока я думала, он куда-то в кусты убежал. Там же выход никак в театре, там открытая площадка, кусты, птицы настоящие чирикают, луна. У меня такие ощущения: если можно приподняться над реальностью, вот были такие ощущения, что ты между небом и землей. Такое один раз в жизни бывает.

Князев: Вечером все небо было засыпано звездами, вышла луна. И ты понимаешь. Что ты в этом мире маленькая песчинка.

-- Как пришла идея задействовать греческий хор?

Туминас: Мы заранее хотели пригласить греческих артистов в хор. Заранее была проведена подготовительная работа. Когда мы разговаривали о том, каким был хор во времена Софокла, греки мне сказали, что они и сами не знают. Тем самым меня успокоили. Будем считать, что хор таким и был.

Сейчас греки с нами приезжают и на гастроли. Актеры были на кастинге отобраны. Они тоже подписывают другие контракты и не всегда могут приехать. Надо подготавливать вторую группу в Греции и их также привозить. Это не каприз. Греки удивили своей дисциплинированностью и самоотдачей их на площадки. У нет такого понятия, как массовка. Я представляю, что мы могли выучить все на греческом языке, но я представляю, что это было бы: то замена, то новый ввод. Они стояли бы равнодушные, бедные, мало получавшие, и ты пробуждаешь в них искру, но ничего не получается. Но греки… Просто менталитет другой. Это хор, это не массовка. Они так искренно искренне ищут Богов, переживают за Эдипа, за свою страну, как они – чтоб мы так переживали бы за страну свою, то, наверное, бы не было вопросов о патриотизме, о гражданском обществе. Вот почему нам нужны греки, и это ни какая не экзотика. Это придает нам некую близость к потомкам к греческой истории.

-- В чем специфика этой истории, рассказанной именно российскими актерами?

Туминас: Греческий театр – был всегда немного в стороне от психологического театра, от бытового. Всегда был горд, независим и самостоятелен. Это игровой театр. Игра во главе всего. И это позволяет раскрывать драматургию сильнее, в то время как в других театре с трудом. Но Вахтанговский театр способен, артисты у нас гибкие, они способны приспособиться и понять античность. Вся античная драматургия – это самая лучшая. Все в ней есть и интрига, и конфликт, и страна, и общество.

Вот Эдип – гордый, самолюбивый, заносчивый. Не уступил дорогу. Казалось бы, ну уступи – видишь, что едет колесница с охраной. Нет, они должны были ему уступить. И вот она самая первая важная его победа. Уже прошли годы, а он живет этой славой. А это значит, что он слепой. Он не видит. Так и наши руководители – объезжают все и не видят, и не слышат. И вот он прозрел, когда узнал всю свою историю и ослеп снова, ослепив себя сам. Он сам себя способен осудить, не ожидая других – это сейчас удар античности, моральности по сегодняшнему дню. Наши руководители так не могут. И эта низость пронзила нашу жизнь. И вот Эдип. Ведь можно ошибиться, но главное, что ошибки можно признать. Никогда не поздно стать гордым человеком, примером для всей страны и спасти от позора себя, семью и всю страну. Вот и все, что мы хотели сказать. Эта история должна прозвучать – она прозрачна. По греческой драматургии – это удар, а не конфликт. Столкновения людей - это удары.

-- Как появилась идея создания такого катка на сцене, с которым все пытаются бороться, и насколько сложно его было в Воронеж привезти?

Туминас: У нас есть две трубы. Потому что мы приедем с гастролей, а декорации еще не успели, но спектакль играть надо. Я еще хотел ее приковать, какими-то канатами, прибыть к земле. И пускай она рвет все цепи. Но я этого не сделал от слабости своей. Она рвется как в сказке, а я хочу, чтобы это было мощно, как в голливудском боевике. Не нам это сделать. Это надо приглашать инженеров.

Максакова: Там есть два рабочих сцены, которую эту трубу крутят. Это действительно технически сложно. И ребята даже выходят на поклон. Это невидимые миру слезы, но там есть два рабочих сцены, которые эту трубу крутят.

Туминас: Мы должны поехать летом на фестиваль в Италии, а там сцены закрытые с подъемом. То есть трубу не закрепить. И нам переделывать это сложно. Так что мы решили играть в Риме на открытом воздухе. Так что мы вернемся к тому, что было в Эпидавре. И природа нам сама выстроит световую партитуру спектакля. После Эпидавры был страх: в закрытом театре нам не хватало неба, простора. Мы вернулись к коробке, мы думали - что это?! Но что делать, мы живем в таком климате, что нам нужна крыша.


Дарья ШИПОВСКАЯ
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter