09:00  «Губернские новости»
 09:10  «Утро вместе»
 11:00  «Приключения иностранцев в России»
 11:45  «Звёздное интервью»
 12:00  «Губернские новости»
 12:15  «Легенды спорта»
 12:30  «Итоги»
 12:45  «Парламентский дневник»
 13:00  «Открытая наука»
 13:30  «Династия»
09:00  «Губернские новости»
09:10  «Утро вместе»
11:00  «Приключения иностранцев в России»
11:45  «Звёздное интервью»
12:00  «Губернские новости»
12:15  «Легенды спорта»
12:30  «Итоги»
12:45  «Парламентский дневник»
13:00  «Открытая наука»
13:30  «Династия»
Актеры из США в Воронеже: «Платонова можно даже сравнить с Шекспиром и Чеховым»

Реклама на «TV Губерния»

Актеры из США в Воронеже: «Платонова можно даже сравнить с Шекспиром и Чеховым»

Создатели и артисты спектакля «14 красных избушек» рассказали о том, каково американцу играть русского человека
2623
Актеры из США в Воронеже: «Платонова можно даже сравнить с Шекспиром и Чеховым»
Фото: vk.com/domjourvrn

На минувшей неделе в Воронеже в рамках девятого Платоновского фестиваля состоялась российская премьера спектакля «14 красных избушек» в постановке театра из США Medicine Show. Впервые американский театр обратился к тексту Платонова. В театре Medicine Show это произведение Андрея Платонова назвали «мощным, беспощадным, с незамутненным взглядом на ужасающие события того времени».

О том, почему выбор пал на произведение Андрея Платонова, каково это американцу играть русского человека, а также с какими сложностями сталкивались постановщик и артисты, рассказали воронежским журналистам режиссер «14 красных избушек» Иоан Арделин, второй режиссер Джоэл Бернстайн и актрисы — Тара Стайнберг и Фей Гринбаум.

Иоан Арделин: Нам было очень трудно работать над спектаклем, потому что американские актёры не имеют того опыта, который есть у русских, и сложно понимать все подтексты и смыслы, которые есть в этом произведении Андрея Платонова. У нас не было опыта коллективизации, мы не понимаем, что это. Мы можем понять это теоретически, но чтобы играть все эти нюансы и контексты, заложенные в «14 красных избушках», нам нужно было понять для себя смыслы, которые мы могли бы соотнести с нашей культурой. Мы постоянно открывали новые глубины этого текста. Поэтому постоянно приходилось что-то менять в процессе спектакля.

— А почему вы выбрали Платонова. Чем вас зацепили «избушки»?

Иоан: Когда Колумбийский университет дал нам перевод текстов Платонова, мы посмотрели на текст «14 красных избушек». Мы показали его нашему худруку, и он сказал: «Давайте попробуем». Для нас огромная честь быть первой независимой театральной компанией в США, которая поставила Платонова. И я стал первым режиссером, который его поставил, я этим очень горжусь.

Джоэл Бернстайн: У меня получился довольно необычный опыт - я выступаю в качестве помощника режиссера. Меня пригласили поработать в отсутствии Иона, когда он на время уехал в Румынию. И для меня это было полным шоком, потому что не было никакой подготовки и пришлось сразу начинать работу. Надеюсь, мне удалось создать интересную ансамблевую игру. При этом мне пришлось очень глубоко погрузиться в исторический контекст. У Платонова очень интересный многослойный текст, в котором заложено много исторических и других моментов. Эта пьеса особенно рассматривает последствия революции и коллективизации. В одной деревне все социальные связи оказываются перевёрнуты, и людям приходится строить всю жизнь с нуля. Это подарок работать с таким драматургическим текстом.

Тара Стайнберг: Чехов и Достоевский уже известен США, а мы хотим показывать что-то, что неизвестно для американского зрителя. Это очень важная часть философии нашего коллектива.

— Помог текст Платонова понять особенности русской души?

Тара: Мне было очень интересно проникнуть в свой персонаж Суениту. Познакомиться с ней и проникнуть в ее образ мыслей. Мы пытались погрузиться в исторический контекст, и в то же время мы пытались найти что-то универсальное в этих персонажах. В любой стране есть молодые матери, которые пытаются выжить, несмотря ни на какие сложности. До этого я не осознавала так историю. Россия прошла через огромное количество болезненных исторических моментов. Мы увидели в этой пьесе, что люди, пытаясь выжить в тяжёлое время, при этом старались сохранить какую-то человечность в себе, связь с собой как с личностью, как с человеком.

Мы открыли для себя очень интересное свойство русского человека, как нам показалось, — самоотверженность и преданность делу, который больше тебя самого. Может, это один из ключей к русской душе. В США мы часто сталкиваемся с апатией, когда люди всё принимают, как есть, когда дело касается политических решений или ещё каких-то сфер. И когда мы столкнулись с этим открытием, для нас это было важно.

— А как принимала публика в США?

Джоэл: Не могу отвечать за наших зрителей, потому что для каждого восприятие спектакля – индивидуальный опыт. Мы не ожидаем, что зритель уже придет со знанием истории того периода, о котором мы рассказываем. Но мы надеемся, что наш спектакль, то, что мы в нём рассказываем, тронет какие-то струны души. История спектакля драматична, понятна, держит внимание зрителей и не отпускает. То, что пылает таким огнем через пьесу, - это сила воли и огромное желание выжить, несмотря на трудности, на отсутствие еды, на то, что люди теряют абсолютно все. Мы с огромным уважением относились к тексту и исторической составляющей. Надеюсь это чувствуется.

Фей Гринбаум: Когда был русский сезон, посвященный столетию Октябрьской революции, этот проект имел образовательную составляющую, потому что после спектакля мы обсуждали его с публикой с привлечением эксперта. Это было что-то вроде лекции. После спектакля «14 красных избушек» была эксперт, которая сейчас преподает в Колумбийском университете. Она как раз специалист по Платонову. А до этого она работала в МГУ. Её было интересно послушать, узнать и про историю, и про Платонова.

Тара: Я тоже участвовала в этих беседах после спектакля. Мне было любопытно, поняли люди что-то из истории, мы не ожидали что ее глубоко поймут зрители. Главное заинтересовать зрителя, чтобы у него возникло желание задавать вопросы. В этом и есть образование. Человек спрашивает нас после спектакля или идет с этим домой и узнает что-то из интернета. Это тоже очень ценно в этом опыте.

— Язык Платонова очень необычный. Как обстояли дела с переводом произведения на английский язык?

Фей: Это была самая большая проблема для нас, потому что переводить такой текст, где роль человека в обществе указана уже в его фамилии. Мы понимаем, что в английском нет ничего подобного. У нас не было таких людей. У нас были рабы, слуги, но это не то. А как передать именно это? Перед тем как ставить пьесу, меня попросили прочитать «14 красных избушек» в оригинале и сравнить с переводом. Я прочла (Фей 8 лет жила в СССР), мне стало так на душе плохо, я не могла сразу взяться за перевод. Через несколько дней я прочитала перевод. И это была совершенно другая история. У меня, к сожалению, не было времени переводить заново, потому что это очень литературный перевод был, не для игры в театре. По ходу работы над спектаклем я немного корректировала, старалась объяснять другим актерам особенности их реплик. Но когда люди этого не испытывали, понять это сложно.

Я жила в Советском Союзе восемь лет, но не подряд, это было с 1973 по 1987. Я очень любила здесь жить, я была связана с театрами, это было прекрасное время. Я старалась, как могла, но перевести душу другого человека невозможно. Но мы так старались, надеюсь вы нам сочувствуете.

Ещё была сложность с именами. Я работала с артистами над правильным произношением. Но сегодня я узнала, что и сама ошиблась в одной фамилии, я думала, что правильно АшУрков, а оказалось – АшуркОв. У Платонова фамилии и имена говорящие, они несут определенный смысл. В переводе фамилии были изменены и адаптированы на английском. Для этих гастролей мы перевели имена и фамилии обратно. И актеры растерялись – кто я, как зовут моего героя?

У Платонова великие произведения. Можно сравнить даже с Шекспиром и Чеховым. Я однажды была на репетиции «Чайки» во МХАТе, там играл Иннокентий Смоктуновский. Он уже 25 лет играл в этом спектакле и на репетиции в определенный момент он остановил репетицию и у него был вопрос к режиссеру по поводу своего персонажа. Вот эта пьеса по Платонову такая же, её можно играть всю жизнь и будут вопросы.

Иоан: Знаете, я пытался найти информацию о Платонове на английском языке, когда мы впервые обратились к его тексту в 2017 году. И в Google было очень мало информации на английском языке. В 2019 году информации стало больше. И я этому рад.


Дарья СКРИПНИКОВА
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__