16:00  «Губернские новости»
 16:30  «Наш город»
 16:45  «Ты в эфире. Шестой сезон»
 17:00  «Татьяна Буланова. Ясный мой свет»
 18:00  «Новости регионов»
 18:15  «Актуальное интервью»
 18:30  «Наш город»
 18:45  «Агентство хороших новостей. Мир»
 19:00  «Губернские новости»
 19:15  «Арт-проспект»
16:00  «Губернские новости»
16:30  «Наш город»
16:45  «Ты в эфире. Шестой сезон»
17:00  «Татьяна Буланова. Ясный мой свет»
18:00  «Новости регионов»
18:15  «Актуальное интервью»
18:30  «Наш город»
18:45  «Агентство хороших новостей. Мир»
19:00  «Губернские новости»
19:15  «Арт-проспект»
Спецпроект «TV Губернии». Из Китая в Воронеж автостопом. Дни 8, 9 и 10

Бой за пояс чемпиона мира!
Конкурс: Твоё утро вместе!

Спецпроект «TV Губернии». Из Китая в Воронеж автостопом. Дни 8, 9 и 10

18, 19 и 20 июня. Последние дни в Пекине, пытаюсь улететь обратно на свою планету
1363
Спецпроект «TV Губернии». Из Китая в Воронеж автостопом. Дни 8, 9 и 10

Прежде, чем рассказать о том, как я уезжал из Пекина, хотелось бы немного подытожить. Я пробыл в этом огромном мегаполисе неделю. Это, конечно, ничтожно мало для того, чтобы узнать хоть что-то. Я не общался с местными, жил у русской девушки, не посещал туристические места. Зато я исколесил Пекин на велосипеде. Я обошёл жилые кварталы, ходил в местные магазины и стоял в очередях в торговых центрах. Я ехал не за памятниками, я ехал за эмоциями. И я их получил. Это самое эмоциональное путешествие, я так никогда не переживал раньше. Но всё обошлось.

Стоит ли ехать в Пекин, спросит читатель? Я отвечу, что если вы хотели бы посетить другие планеты и галактики, если хочется ощутить себя пришельцем, проверить себя на прочность, то смелее приезжайте в Пекин! 22 миллиона, вроде бы, наших собратьев по планете, но чувствуешь себя как Альф, прилетевший на землю с Мелмока. Виной всему язык. Он ничем не похож на наш. Вам будут слышаться, казалось бы, русские слова. Иногда (даже - как правило) это будут, вроде бы, даже нецензурные слова. Но это только кажется. Выговорить их без подготовки нереально. «Нихао» и «сеся» (здравствуйте, спасибо) – всё, что я освоил. Даже если человек назовёт вам своё имя, вы получите пару переломов языка и вывих мозга прежде, чем сможете его повторить. А иероглифы? Они везде, и понять их так же трудно, как первоклашке решить сложную теорему Ферма. Но всё это только усиливает эффект инопланетности. Ты включаешь на максимум свои навыки общения жестами и интуицию. Выручают, конечно, гаджеты. Я закачал переводчик и карты, а также схему метро, они меня и выручали. Общаться с помощью переводчика нереально, но вы сможете донести хотя бы свою мысль. Правда, вам ответят и не одним словом, а целой поэмой, звеняще-чавкающими звуками. Переспрашивать бесполезно. Реже пользуйтесь метро, ищите брошенные велосипеды. Их много. И гоните в потоке. Для велосипедистов тут рай. Так и город проще осмотреть и на людей посмотрите и ещё друзей заведёте, ненадолго, но общение происходит.



Еда. К счастью или к сожалению, я пробовал не так много местной еды. Виной тому - моя аллергия на морепродукты. Да простит меня читатель, рисковать не стал. А ещё здесь остро: даже то, что не острое, будет острее того, что вы ели раньше. Выручали найденные в магазине мороженные пельмени с овощами и мясом. Дёшево и вкусно. Поливал их соевым соусом и немного уксусом с чили. А вот привычного чёрного хлеба нет. Весь хлеб тут белый, как кожа работника метро в Пекине. И сладкий, как песни уличного торговца зазывающего вас в лавку.

Мода на маски не проходит, и утро пекинца начинается с просмотра не погоды, а уровня загрязнения воздуха. Ведь именно от уровня зависит, какую маску придётся сегодня надеть. Норма это 70-80 (уж не знаю чего), а я застал - 185!!! Смог был такой, что не видно домов, стоящих в 20 метрах. В тот день на улицу я вышел только под вечер. Прогулялся по парку, разглядывал местных. Несмотря на всю непохожесть, всё же черты поведения жителей планеты Земля схожи. Мы так же улыбаемся, позируем для селфи, обнимаем любимых девушек, балуем детей. Но, в отличие от наших, старики в Китае ведут очень активный образ жизни. Они гуляют, поют караоке в парках, танцуют, делаю гимнастику, играют в настольные игры.



Последний свой день в Пекине я провёл дома, под кондиционером. Гулять не хотелось. Да и до центра на метро ехать час, а все округи я уже изучил. Заряжая все гаджеты и стирая белье, я ждал вечера. А как только часы пробили 17.30, вышел за порог. Последний раз прошёлся по мосту, пережидал дорогу у метро, попрощался с гигантской велопарковкой и поехал на вокзал. Я и на наших-то вокзалах начинаю переживать, а тут просто паниковал. Огромная площадь забита людьми. Кто-то спит прямо на асфальте, кто-то продаёт сигареты; много продавцов, торгующих складными стульчиками (я потом понял, для чего они). Первым делом я купил билет на следующий поезд, чтобы не тратить нервы и время на это в Харбине. Нашёл вход в вокзал. Дважды прошёл процедуру досмотра. Рюкзак отдельно на ленту, я отдельно на пьедестал, где меня обыскали настолько маленькие девушки, что их лица упирались мне в живот. Дальше следовало найти свой перрон. Ага, легко сказать. Огромное табло, как в аэропорту, сообщало, что латиницей тут и не пахло, опять иероглифы! Пошёл искать помощь. Сотрудники аэропорта, изучив меня, мой билет и табло, сказали «Фо», что значило перрон 4. Туда я и отправился. Заняв удобное место, я погрузился в мир Агафьи Лыковой, слушая аудиокнигу Василия Пескова «Таёжный тупик». Рядом ходили тысячи китайцев. Они звонко говорили, что-то ели, кашляли и нагнетали страх. Когда очередной поезд подходил, толпы людей устремлялись к своему выходу, и очередь из нескольких сот человек быстро утекала, словно вода в воронку. Давки не было, но я с ужасом рисовал себе картину моего прохода к поезду. Я знал, что еду без места. А это значило, что чем раньше я стану в очередь, тем больше шансов занять хоть какое-то место на полу. Мой поезд отправлялся в 21.15. И вот в 20.30 я подошёл к турникету. Стоял я 3-м от начала. Через 5 минут я обернулся и увидел, что даже захотев, я выйти не смог бы. Людское месиво стояло плотной массой. В 21.15 мы также стояли, все были спокойны и веселы. Я же паниковал. Нога отбивала ритм, сердце, то замирало, то бешено скакало по всему телу, мозг периодически предлагал отключиться. 21.25 – мы стоим. Я пытаюсь заглянуть в билеты соседей, чтобы понять, на тот ли поезд я стою. Вроде тот. А что если сюда стоят те, кто с местами, а меня сейчас выгонят? А что, если я снова перепутал города и еду не туда? А если поздно отменят? А если я не успею занять место? В 21.30 появилась надпись «Япония», только номер поезда z17. Моё отправление в 21.55. Значит опоздал. За спиной всё это время висел рюкзак, весом 15 кг. Дышать было нечем.

Дальше как в кино. Ворота открыты. Единовременно десятки людей, пробивая свои билетики у контролера, бегут вперёд. Я за ними. Обгоняю зачем-то. Добегаю до перрона 8 и 9. Тут снова ворота. Закрыто. Какой вагон? Куда идти? Показывают, что налево. Я стою первый, жду, считаю вагоны. Вот и мой. Сзади крики. Ещё раз спрашиваю у соседа, где мой вагон? Он тычет в совсем другую сторону. Врёшь, запутать хочешь, на моё место сесть. Спрашиваю у сотрудника, кивает, стой тут. Считаю вагоны. Сзади напирают. Впереди узкий эскалатор. Рюкзак перевешивает, боюсь упасть. Ворота открыты. Мы бежим вниз по ступеням. Вагон, проводник?

– Вэри из, – кричу я, тыкая в билет.

В другой конец поезда машет. Я бегу, обгоняя всех. Снова проводник. Куда? Дальше. Бегу через весь состав. К последнему вагону прибегаю первым. В вагоне ещё моют полы. Они мокрые. Тряпка видно не менялась давно. Я захожу в вагон. Справа 2 места, слева – 3. У окна узкий столик. Залезаю под него. Глаза испуганные. Спрашиваю у поломоя: можно? Кивает. Люди набиваются в вагон, занимают все места. В тамбуре ложатся, чтобы занять, как можно больше пространства. Пока я раскладываю коврик свой, китайцы улыбаются мне и показывают большие пальцы. Я с ковриком, с маской на глазах, берушами и подушкой. Сажусь под стол. Слева мужчина, который волочит ноги. Он часто отхаркивается, и я всю ночь боюсь, что он плюнет на меня. Слева две женщины. Одна мужеподобная в брюках и рубашке заботливо укладывает вторую, поправляет ей волосы и накрывает своей курткой. Напротив меня под столом муж с женой нашли коробку и теперь застилают ей пол.

Поезд тронулся. Китайцы потянулись в тамбур курить. Двери закрываются, и весь дым идёт в вагон. Курили всю дорогу. Сосед кашлял. Первые 2 часа я спал, поджав ноги. Потом лёг колёсиком на коврик и уснул. Проснулся уже с вытянутыми ногами, перегораживая весь проход. Меня не пинали, осторожно переступали.

То тут, то там в вагоне кто-то начинал громко говорить и слушать на телефоне то фильм, то музыку. Сон был рваным. Проснулся снова в 3 утра. Холодно. Надел кофту и жилетку. Согрелся. Снова уснул. Рассвело в 5. Долго не мог поймать связь в навигаторе, и не понимал, туда ли я еду вообще.

Наконец сигнал словился, и я понял, что скоро Харбин. Я выдохнул. Потянулся, и всё стало проще. На огромном вокзале, втором по размеру в мире, я долго искал выход. А потом пешком пошёл в центр города. Тут нашёл спасительный KFC с их вечным интернетом и пишу вам всё это. Впереди ещё одна ночь в таком вагоне, но уже с местом. И я почти в России. Знали бы вы, как я #хочувворонеж.


Арик КИЛАНЯНЦ
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__