03:05  «Порочная страсть»
 04:45  «Адрес истории»
 05:00  «Утро вместе»
 11:00  «Заметные люди»
 11:30  «Да! Еда!»
 11:45  «Вековое наследие истории органов ЗАГС»
 12:00  «Просто жизнь»
 12:15  «Адрес истории»
 12:30  «Натанель»
 13:00  «Марафон»
03:05  «Порочная страсть»
04:45  «Адрес истории»
05:00  «Утро вместе»
11:00  «Заметные люди»
11:30  «Да! Еда!»
11:45  «Вековое наследие истории органов ЗАГС»
12:00  «Просто жизнь»
12:15  «Адрес истории»
12:30  «Натанель»
13:00  «Марафон»
Поэт из Орловской области планирует написать книгу на голохвастовском языке

Поэт из Орловской области планирует написать книгу на голохвастовском языке

508

Сегодня от голохвастовского языка, как и от его легендарных носителей, остались только воспоминания, репортажи, да несколько литературных трудов орловских писателей. Тех, кто слышал причудливое наречие от родственников в деревне Голохвастово Орловского района, осталось человек девять. Среди них 90-летняя Татьяна Васильевна. Она говорила на офене свободно, но сейчас не встает с постели и не в силах заговорить на своем наречии вновь.

За 300 лет существования этот язык зародился, развился, вошел во все сферы жизни народа и окончательно вышел из обихода.

— Папа мой очень хорошо разговаривал. Всё собирался мне в тетрадь написать свои слова, но мы в разговорной речи уже их не использовали. Так, если за столом скажет кто-нибудь ради прикола,— говорит Светлана Родина, уроженка Голохвастовского поселения.

Многие из слов знакомы современному человеку: нехило, клевый, стебать, бухать. Только значение их приобрело в настоящее время несколько негативный оттенок.

Язык голохваев по-началу носил чисто прикладной характер и использовался как тайный язык мастеров, занимавшихся очень прибыльным ремеслом — изготовлением сбруи. Крестьяне нескольких сел Орловской губернии были обучены их помещиком шорному делу.

— Многие жители, очень многие, основная масса общались на голохвастовском языке. Им было легче общаться на этом языке. Он был самодостаточным. Я уверен, настолько самодостаточным, что можно было собрать слова и перевести какую-то небольшую книгу, а может быть, и большую,— считает Петр Булавин, глава администрации Голохвастовского поселения.

Сегодня замысловатые слова из лексикона шорников звучат не то как ругательство, не то как хохма.

— Голохвастовские карьяхи курещать курески в ряхе. Ктеря под те курески шлют в Лаврово эсэмэски. Это вот частушка,— декламирует фольклорное творчество Виктор Садовский, поэт, член союза писателей России.

И хотя офеня была распространена во многих деревнях по всей России, голохвастовский язык все же в запасе своем имел такие слова, которые могли быть понятны только местным. Их-то и попытался зафиксировать в своем словаре Виктор Садовский.

Петр Булавин говорит, что поэт планирует написать книгу, чтобы потомкам осталась.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
__